УДИВИТЕЛЬНЫЕ НЕСЛУЧАЙНЫЕ СОБЫТИЯ

История, произошедшая в Абакане в 2016 году, удивила многих. Пожилая женщина с маленькой девочкой переходили перекресток Тараса Шевченко и Ленина. Шли на зеленый свет, а потому не особенно смотрели по сторонам. Вдруг раздался оглушительный скрежет тормозов, несущаяся на огромной скорости иномарка летела на людей и должна была вот-вот смять двух пешеходов. Женщина, пытаясь защитить, заслонила девочку собой. Но... столкновения не произошло. В последний момент иномарку буквально отшвырнуло на стоящую рядом машину. Свидетели происшествия потом удивленно говорили: не может быть, по всем законам физики машина должна была сбить людей! Приведем интересное рассуждение с просторов интернета: «Предположим, вы очень спешите и вам надобно скорее перейти дорогу по пути к своей цели, но на пешеходном переходе вас тормозит красный светофор, да еще показывает 73 секунды ожидания. Да, и еще дорога совсем пустая и соблазн перейти ее на красный свет очень велик. Так вот, вам надобно остановиться и ждать, так как, перейдя дорогу на 73 секунды раньше, вы можете попасть уже в другую неприятную ситуацию, ибо, может быть, и окажетесь у цели на 73 секунды раньше, да только та ли эта отныне будет для вас цель?! Как бы после досрочного перехода другой труднодосягаемой цели не появилось… Как бы не вышло по пословице: отдыхали — веселились, подсчитали — прослезились…»

Вот реальный случай из жизни. Один водитель ехал рано утром в субботу по Большому Сухаревскому переулку. Дело было зимой, в Москве машин в это время практически не было. В середине переулка дорогу ему перегородили своей машиной дорожные рабочие. Водитель стал им сигналить, чтобы они немедленно его пропустили. Они убрали свою машину, и водитель поехал дальше. Через 15 минут на Новомосковской улице впереди перед водителем затормозила машина, пропускающая трамвай. Он резко ударил по тормозам, колеса заблокировались, но автомобиль пошел юзом — лед на асфальте сделал свое дело. В результате он врезался во впереди стоящую машину. Если бы водитель подождал подольше, буквально секунд на тридцать, в Большом Сухаревском переулке, то трамвай на Новомосковской улице уже проехал бы и аварии не случилось.

Рассказ православного психиатра Евгении Павловны Волосовой из города Долгопрудный: «У меня случай был. На дежурстве ночью у меня начинает умирать больной с алкогольным психозом. А он здоровый молодой парень, но отравился алкоголем — сильнейшая интоксикация, алкогольный бред, неконтролируемая двигательная активность. Его с этим алкогольным психозом к нам в психиатрию и привезли. Мы с медсестрой всю ночь ему капельницу ставили, уколы делали, когда буянить начинал — уговаривали, удерживали, на постели фиксировали. А он сильный и дурной. Под утро мы уже падаем от усталости, а он реально умирать стал. Мы с медсестрой, две молодые женщины, просто в шоке — не хотим мы, чтобы он умер! Под утро мы обе сломались. В отделении капельницы закончились, спасать парня нечем. И силы тоже закончились. Мы уже обе тоже в полубредовом состоянии от усталости. Я в своем кабинете голову на руки уронила и говорю медсестре: “Иди умой его…” Она: “Как — умой?” Я ей: “Да хоть как умой. Умирает человек…” Медсестра уходит. Я сижу и собираюсь с силами, чтобы пойти в палату и констатировать смерть. Проходит какое-то время. Возвращается медсестра. Мне в истории болезни нужно записать точное время наступления смерти. Я обреченно медсестру спрашиваю: “Когда?” А она как-то странно на меня смотрит и отвечает: “Никогда”. Идем вместе к больному. А он там живее, чем мы тогда с медсестрой были, — взгляд ясный, щеки розовые, дыхание нормальное. Спрашиваю медсестру: “Что ты с ним сделала?” А он у нас раздетый лежал и в тот момент уже хрипел. Выясняется, что у парня на тумбочке бутылка с водой стояла. Мы думали, что минералка. Ну, медсестра взяла и всего его из этой бутылки полила и руками растерла. Она тоже уже в невменяемом состоянии была. Парень в себя приходит и говорит: “Спасибо!” В общем, мать парня потом призналась, что она тайком вместо минералки крещенскую воду ему подсунула. Это же самые кондовые советские времена были. Никто об этом не знал: ни мы, ни парень. Так что психологический фактор исключается». (Православная газета № 35 (692), 10.09.2012)