Все книги издательства «НОВАЯ МЫСЛЬ» в электронном формате на сайте www.litres.ru/novaya-mysl
Электронные книги издательства «Новая мысль» в FB2, LIT, DOC, EPUB, TXT, Java, HTML, RB, RTF, LRF и других форматах для телефона, планшета, компьютера или ридера.

ИЗДАТЕЛЬСТВО “НОВАЯ МЫСЛЬ”

 

Главная страница

Книги почтой

Православные выставки

Контакты

Поиск

ИЗОБРАЖЕНИЕ АДА

ИЗОБРАЖЕНИЕ АДА 

БИБЛЕЙСКОЕ УЧЕНИЕ ОБ АДЕ

Когда мы исследуем различные способы, при помощи которых люди пытались обойти представление о существовании ада, становится очевидным, что недостатка в подобных теориях нет. От универсализма, с одной стороны, и до теории об уничтожении души, с другой, — люди пытались изо всех сил выбросить из головы концепцию о вечном наказании. Некоторые даже предполагали, что единственный «ад», через который проходят люди, это тот, который они создают сами на Земле. Например, люди говорят, что «война это ад». Они сетуют, что, испытывая превратности судьбы, они «проходят через ад».

Когда нарушается личная жизнь людей, когда их охватывают злость и гнев, когда в доме появляются грубость и даже насилие, мы иногда говорим, что люди создают «ад на земле». Психологическая агония вины или сильная боль тяжелой утраты в разговорной речи описываются как «адские муки».

В книге «Ад и спасение» Лесли Вудсон отметил: «Выражение «проходить через ад» относительно сложной судьбы человека стало настолько распространенным, что современный разум удовлетворился предположением о том, что это и есть ад».

Во что бы мы ни верили, что бы мы ни говорили, но простой факт состоит в том, что ни одно из этих описаний не соответствует библейскому описанию ада. И уж, конечно, Иисус Христос никогда не говорил об аде такими словами. Когда Он предостерегал нас: «бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мат. 10:28) и говорил о тех, которые «пойдут в муку вечную» (Мат. 25:46), он не имел в виду некое подобие временного, земного страдания в результате войны, тяжелой утраты или чего-то подобного. Более того, идея о том, что «ад» можно представить «муками вины», которые мы время от времени испытываем в этой жизни, это поистине глупое утверждение. Один автор подвел такой итог данному вопросу:

Хорошо известен тот факт, что чем больше человек грешит, тем более черствым он может стать, так что окажется «сожженным в совести своей» (1 Тим. 4:2). Если эта теория истинна, из нее следует, что праведные несут более тяжкое наказание, чем нечестивые. Нечестивый человек может уничтожить свой «ад» сожжением своей совести. Однако праведный человек будет ощущать грех и чувствовать муки вины, когда он согрешает. И чем он благочестивее, тем более остро он будет ощущать грех. Опять же, если эта теория истинна, чем хуже человек, тем он меньше он страдает. Чтобы избежать ада, человеку нужно всего лишь погрузиться в необузданный грех и ожесточить свое сердце. Очевидно, что это учение ложно.

Книга Иова понятно говорит о том, что иногда праведные действительно страдают, в то время как может показаться, что нечестивые процветают. Время от времени автор псалмов завидовал процветанию нечестивых и задумывался над тем, стоит ли стремиться к праведности (Пс. 72:2–5, 12–14). Абсолютная справедливость, это большая редкость здесь и сейчас, но она гарантирована в грядущем Суде (Мат. 25:31–46). Нам следует помнить, что «Судия всей земли» поступит справедливо (Быт. 18:25).

Значительно то, что наиболее серьезные высказывания на эту тему сошли с уст самого Христа. В целом, в Новом Завете присутствует значительная сдержанность относительно сущности наказания для погибших духовно, хотя, конечно, последний суд занимает особое положение. Но Христос делает это гораздо более очевидным.

Следовательно, возникает настоятельный вопрос: «Что преподавали об аде Христос и Его богодухновенные авторы?» Что Библия говорит на эту крайне важную тему?

Слово «ад» (которое встречается в Версии короля Иакова 23 раза) переводится с трех различных слов новозаветного греческого языка — hades, tartaros и g enna. Хотя каждое из них имеет различное значение, иногда переводчики ВКИ предпочитали переводить каждое из них как «ад». Было ли это ошибкой с их стороны? Учитывая употребление этого слова в 1611 году, это не было ошибкой.

Ад в 1611 году относился к месту невидимого, месту, которое было за пределами человеческого зрения, месту, которое было сокрыто. В те времена люди, покрывавшие крыши, назывались «геллерами» (от «hell» — «покрывать», «скрывать»), они клали покрытия на здания или покрывали их.

Это был правильный перевод в 1611 году, потому что слово «ад» в английском языке елизаветинского периода также означало невидимое место (например, Мат. 16:18; Лук. 16:23; Деян. 2:27, 31; и др.).

Фактическое происхождение слова hades (от которого способом транслитерации происходят русские слова «ад», «Гадес», «Аиды») точно неизвестно. Некоторые ученые предполагали, что оно происходит от двух корней: а (отрицательная приставка со значением «не») и idein («видеть»). Таким образом, согласно «Греческо-английскому лексикону Нового Завета» Тейера, hades вызывает представление «невидимого». Однако точное значение слова должно определяться исследованием контекста, в котором оно употребляется. Hades встречается в греческом тексте Нового Завета одиннадцать раз. В Синодальной Библии оно фактически транслитерировано как «ад» (Мат. 11:23; 16:18; Лук. 10:15; 16:23; Деян. 2:27,31; 1 Кор. 15:55; Отк. 1:18; 6:8; 20:13–14). Более современные переводы наряду с транслитерацией «ад» используют такие слова и выражения, как «преисподняя», «царство мертвых», «Аид», «бездна».

Греческое слово tartaros это существительное («Тартар» в русской транскрипции происходит от латинского tartarus), от которого происходит глагол tartarosas (форма аориста причастия tartaroo). Это слово обозначало мрачное местопребывание умерших нечестивых. Как представляется, первоначально оно несло в себе идею «глубокого места» — именно этот оттенок значения сохранился в Септуагинте (в Книге Иова 41:23). Греческий поэт Гомер написал в «Илиаде»: «сумрачный Тартар ... глубочайшая бездна».

Слово tartaros в греческом тексте Нового Завета встречается лишь однажды (2 Пет. 2:4), где оно переведено как «ад» или «тартар». Этот глагол не встречается в других отрывках Библии; он редко употребляется в других произведениях. Существительное «Тартар» встречается трижды в Септуагинте, но оно не имеет соответствующего древнееврейского слова. Оно имеет языческое происхождение ...»

Греческое слово g enna преобладает в Новом Завете для изображения ада. Оно «представляет арамейское выражение ge hinnom, что означает «долина Енномова» (Неем. 11:30; ср. Иис. Н. 15:8), и по этой причине оно обычно транслитерируется как геенна». Были предложены несколько мест, где могла находиться «долина Енномова», но сейчас большинство авторитетных авторов полагают, что она располагалась на южной оконечности Иерусалима. В Библии эта долина упоминается в Книге Иисуса Навина 15:8. Столетия спустя отступники в Иуде использовали это место для принесения детей в жертву языческому богу Молоху (2 Пар. 28:3; 33:6). Когда на престол взошел благочестивый царь Иосия, он отменил практику идолопоклонства и «осквернил» место, называемое Тофет (это название обозначает что-либо отвратительное) в долине Еннома (4 Цар. 23:10). Эту долину проклинали за то зло, которое на ней происходило, и в конечном итоге ее превратили в тлеющую свалку, которой пользовался весь Иерусалим. Годы спустя она использовалась даже как кладбище (что очевидно на фоне многочисленных каменных гробниц, которые располагаются в ее самой нижней оконечности). Чтобы предотвратить распространение заразных заболеваний, там постоянно жгли огонь, и черви с личинками выполняли свою невидимую, отвратительную работу посреди мусорных дебрей и гниения.

Огонь горел здесь днем и ночью, уничтожая мусор и насыщая воздух запахом гниющей плоти или разлагающейся растительности. Во время войны трупы поверженных врагов могли перемешиваться с отходами, предоставляя патриотически настроенным писателям возможность догадываться о судьбе собственных гонителей. Они были обречены на уничтожение в огне, который никогда не гас.

Ко второму столетию до Р.Х. слово gehenna стало появляться в иудейской литературе как символическое обозначение места нескончаемого, вечного наказания для умерших нечестивых.

Следовательно, вполне естественно, что, когда открывается Новый Завет, слово геенна оказывается основным для обозначения ада. В таком виде оно записано одиннадцать раз из уст Иисуса и употреблено один раз Иаковом. Они говорили не о буквальной «долине Енномовой» за пределами Иерусалима или чем-то подобном, но о «геенне огненной» в царстве по ту сторону смерти. Как иудейские, так и христианские историки подтверждают, что во времена Христа среди иудеев (за исключением саддукеев, которые отрицали воскресение) главенствовала точка зрения о вечном наказании для нечестивых. И так как Иисус никогда не предпринимал попыток исправить воззрения фарисеев на продолжительность геенны, как он это сделал относительно эсхатологических заблуждений саддукеев (Мат. 22:29), это становится веским доказательством в пользу значения, которое он вкладывал в это слово.

Слово gehenna встречается в греческом тексте Нового Завета двенадцать раз. Девять из них (Мат. 5:29–30; 10:28; 23:15,33; Мар. 9:43,45; Лук. 12:5; Иак. 3:6 СБ) переведены как «геенна», три раза перевод звучит как «геенна огненная» (Мат. 5:22; 18:9; Мар. 9:47 СБ). Также значительно то, что из двенадцати случаев употребления слова gehenna, одиннадцать раз оно употребляется самим Господом! Таким образом, очевидно, что то, что мы знаем о gehenna, мы знаем от самого Господа».

Существуют расхождения относительно точек зрения на употребление этих слов в Писании. Например, некоторые исследователи предположили, что hades (или ветхозаветное sheol) это обобщенное слово для обозначения местопребывания мертвых, будь то хороших или плохих, во время их ожидания последнего Суда — я соглашаюсь с этой точкой зрения. Таким образом, hades состоит из двух отделений:

1) местопребывание духов праведников (известное либо как рай — Лук. 23:43, либо как лоно Авраамово — Лук. 16:22);

2) местопребывание духов нечестивых (Тартар — 2 Пет. 2:4, или «муки» — Лук. 16:23).

С другой стороны, некоторые исследователи утверждают, что это слово не может использоваться как прикрытие для обозначения общего местопребывания мертвых. Они утверждают, что после смерти существуют:

1) могила физического тела (sheol, физическая бездна, физическое царство мертвых);

2) местопребывание духов праведников (рай, лоно Авраамово, «третье небо»);

3) местопребывание духов нечестивых (Тартар, духовная бездна, духовное царство мертвых).

Третьи отстаивают убеждение в том, что геенна, тартар и гадес это синонимы, представляющие одно и то же — «место всех осужденных».

Однако есть одно, в чем единодушно соглашаются защитники всех позиций, по поводу чего библейский текст выражается кристально ясно: после смерти и Суда геенна (ад) будет окончательным местом пребывания духов нечестивых. Но каким же в точности будет ад?

 

Ад это место наказания для тел и душ непокорных нечестивцев

Писание с точностью и ясностью говорит на тему ада как места наказания, уготованного непокорным нечестивцам. Богодухновенный автор псалмов писал: «Да обратятся нечестивые в ад, все народы, забывающие Бога» (Пс. 9:18). Иисус учил тому, что на Суде нечестивые пойдут в наказание, «уготованное диаволу и ангелам его» (Мат. 25:41; ср. Мат. 25:46, где Иисус употребил греческое слово kolasis, которое означает наказание, мучение, страдание). Когда Иоанн описывал тех, кто соединится с дьяволом в страшной адской бездне, он упомянул «боязливых и неверных, и скверных и убийц, и любодеев, и чародеев, и идолослужителей, и всех лжецов» (Отк. 21:8). Ап. Павел сказал, что вместе с сатаной ад будут населять «не познавшие Бога и не покоряющиеся благовествованию Христа» (2 Фес. 1:7–9).

Рассматривая геенну в «Международной стандартной библейской энциклопедии», Геерхардус Воc обратился к стихам, в которых речь идет об аде, а затем сказал: «Во всех них оно обозначает место вечного наказания для нечестивых, обычно в связи с последним судом. ... В нее брошены как тело, так и душа». Геенна — это озеро неугасимого огня, в которое после суда будет брошено все существо нечестивца (тело, душа и дух)». Ад это место презрения и стыда (Дан. 12:2), а также мучений и боли (Лук. 16:23–24). Это место «внешней тьмы» (Мат. 8:12; 25:30), где происходят наказание и страдания (Мат. 25:46; Отк. 14:11), которые охватят как тело, так и душу (Мат. 10:28).

 

Ад это место осознанного горя, мучений, боли и страданий

Из таких наглядных описаний довольно очевидно то, что нечестивые будут пребывать в сознательном состоянии. По сути дела, Иоанн писал, что сатана и его последователи из числа людей будут «оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Отк. 19:20). Иными словами, Библия определенно преподает «сохранение личности после физической смерти». Когда Христос описал ад как место «плача и скрежета зубов» (Мат. 22:13), Он явно подчеркнул тот факт, что его обитатели будут подвержены осознанному страданию. Ад это место таких ужасных страданий (2 Фес. 1:9), что апостол Иоанн говорил о нем, как о «второй смерти» (Отк. 20:14–15; 21:8).

Ад закрыт для присутствия Бога, отсечен от всего хорошего и цельного. Он навсегда отсечен от всякой любви, всякого покоя и всякой радости. Иисус объясняет, что, когда люди осознают это, когда они осознают, что они упустили, это произведет на них опустошительное впечатление. «Там будет плач и скрежет зубов». Это невыразимо мрачная картина. Мужчины редко плачут, но в аду мужчины плачут неудержимо. Иисус говорит о месте, которому присущи слезы. ... В аду люди не просто плачут; они скрежещут зубами. Будучи изгнанными из присутствия Бога в вечную черноту, навсегда лишенными всего цельного и доброго, в остром приступе гнева мужчины и женщины скрежещут зубами в безмолвной ярости. Когда они осознают, что раз и навсегда они заперты, их одолевает чувство вечной утраты, которое ведет к такой глубине гнева и ярости, что они не могут выразить это словами.

Наказание предполагает осознанность. Было бы абсурдно описывать тех, кто уже не существует, как подвергаемых «наказанию». Нечестивые будут «мучимы» в огненной геенне (ср. Отк. 14:10–11). Мучение, несомненно, предполагает осознанность (ср. Отк. 9:5; 11:10).

Там будут мучения! Когда в Книге Откровения 20:10 Иоанн писал об этих мучениях, он употребил греческое слово basanisthesontai, корень которого (basanizo) буквально означает «мучить, изводить, истязать, досаждать ужасной болью».

Ранее Иоанн говорил о тех, кто населяет ад, что они испытают на себе «вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его» (Отк. 14:10). Представьте себе — испытать неразбавленный гнев Божий! В следующем стихе Иоанн сказал: «Дым мучения их (обратите внимание: не дым их уничтожения! — Б.Т.) будет восходить во веки веков». Неудивительно тогда, что автор Послания к Евреям говорил о второй смерти как о «столь тягчайшем наказании», чем просто физическая смерть (10:29).

 

Ад вечен по своей сущности

Несомненно, один из самых ужасающих аспектов ада это его вечная сущность. На протяжении всей Библии снова и снова для описания продолжительности наказания, которое Бог наложит на нечестивых, употребляются такие слова, как «вечное», «во веки веков», «неугасимое». Будучи «Судьей всей земли», только Бог имеет право определять сущность и продолжительность любого наказания, приготовленного для нечестивых. И Он постановил, что такое наказание будет вечным по своей природе (Мат. 25:46; Отк. 14:10–11). Это может не согласовываться с нашими установившимися убеждениями и не очень располагать к себе наши чувства, но это в любом случае остается словом Божьим в данном вопросе.

Однажды я услышал о газете в Детройте, штат Мичиган, напечатавшей историю о человеке, которого (иронически) переместили из Хелла (англ. «ад») в город под названием Парадиз (англ, «рай»). Такое событие могло бы произойти в этой жизни, но вы можете быть уверены, что этого не произойдет в следующей (Лук. 16:19–31). Когда Данте в своей «Божественной комедии» («Ад») изобразил знаки на входе в ад словами «Входящие, оставьте упованья», он ничего не преувеличил.

Конечно, некоторые возражали против концепции вечного наказания по причине таких отрывков, как Евангелие от Марка 12:9 (где Иисус в притче предсказал, что Бог «предаст смерти» тех, которые убили Его возлюбленного Сына) и Евангелие от Матфея 10:28 (где Иисус сказал Своим ученикам бояться Того, Кто мог «погубить» в аду как тело, так и душу). Но убеждение в том, что душа будет уничтожена, основывается не на понимании, а на неправильном понимании рассматриваемых отрывков. В добавление к значению гибели греческое слово apollumi, употребленное в этих двух стихах Писания (и еще около 90 раз в Новом Завете), может также означать «потерять», «сгинуть» или «утратить». Здесь заложена идея не исчезновения, но разрушения, утраты не существования, а благоденствия.

Разумеется, для нечестивых было бы более утешительным верить в то, что в конце этой жизни они будут просто «немного» наказаны, а затем «выпадут из существования», чем столкнуться с неизменным осознанием вечного наказания в огне ада. Но, утешит это или нет, должен быть задан вопрос: «Соответствует ли такое убеждение библейскому учению?»

Хотя истинно то, что в редких случаях в Писании такие слова, как «вечный» или «навеки» могут употребляться не в буквальном смысле (то есть, рассматриваемое не является вечным в строгом смысле слова — например, Исх. 12:14 и Числ. 25:13), они никогда не употребляются в таком смысле, когда речь идет об аде. Слово aionios встречается в греческом тексте Нового Завета около семидесяти раз, и оно переводится как «вечный» (например, «огонь вечный», Мат. 18:8, 25:41, Иуд. 1:7; «мука вечная», Мат. 25,46; «вечная погибель», 2 Фес. 1:9; «суд вечный», Евр. 6:2).

Слово aionios употребляется относительно личностей и понятий, которые бесконечны по своей сущности, например, относительно Бога (Рим. 14:25), Его силы (1 Тим. 6:16), Его славы (1 Пет. 5:10), Святого Духа (Евр. 9:14), искупления, совершенного Христом (Евр. 9:12) и последовавшего спасения человека (5:9), ... и тела воскресения (2 Кор. 5:1), в других стихах называемого «бессмертным» (1 Кор. 15:53), в котором та жизнь найдет свое полное выражение (Мат. 25:46; Тит. 1:2).

В богодухновенных словах о грядущей судьбе лжеучителей Иуда заверил христиан первого столетия, что искажающие истину будут наказаны. Чтобы пояснить свою мысль, он обратился к примеру Содома и Гоморры (Быт. 19:24–25), «подвергшихся казни огня вечного» (ст. 7).

Иуда говорит, что эти города, их грех и их ужасная гибель лежат перед нами как пример, deigma. Возможно, было бы лучше перевести это слово как «знак», то есть, как показывающее значение и значимость чего-либо, то есть, этого страшного греха и катастрофичного суда со стороны Бога. Эти города были уничтожены огнем и серой, но их нечестивые жители даже сейчас подвергаются ужасным мукам вечного наказания. Эти города — пример, они лежат перед нами как знак, чтобы показать несомненность божественного наказания в отношении жизни отступничества, ужас которого превосходит всякое описание.

Но что имел в виду Лоулор, когда сказал, что жители Содома и Гоморры «даже сейчас подвергаются ужасным мукам вечного наказания»? Мысль его такова. Греческое слово hupechousai («подвергшись») это причастие настоящего времени, и оно «показывает, что они испытывали «огонь вечный» даже тогда, когда Иуда писал эти слова! Основное значение настоящего времени в греческом языке, особенно в связи с причастной конструкцией, как в данном случае, это длительное действие. Исследователь греческого языка М. Р. Винсент писал по этому поводу: «Это причастие — настоящего времени, что указывает на то, что они страдают по сей день от наказания, которое было наложено на них во времена Лота». Браун отмечал: «Эта грамматическая конструкция попросту означает, что Иуда говорит, что жители этих двух городов не только страдали, но и продолжают страдать. Какое предостережение тем, кто восстает против Бога!»

Иудеи (и христиане из числа иудеев) времен Иуды поняли эту мысль, потому что они знали и понимали значение, придаваемое геенне. Альфред Эдершейм, который не имел равных как исследователь межзаветного периода в истории евреев, посвятил целую главу в своей монументальной работе «Жизнь и эпоха Иисуса-Мессии» раввинистическим и новозаветным доказательствам на предмет вечного наказания. Он пришел к выводу, что иудеи во времена Христа понимали геенну как место вечного, осознанного мучения для нечестивых.

За исключением саддукеев (которые не верили в воскресение ни праведников, ни нечестивых) иудеи во времена Христа последовательно придерживались точки зрения о личном, вечном, осознанном наказании — это обстоятельство имеет большое значение по следующей причине.

Во время Своего служения Иисус очень откровенно высказывался против того, что было неправильным или вводящим в заблуждение. В Евангелии от Матфея 22:23–33 Он сурово порицал саддукеев за ошибочные взгляды относительно отсутствия существования в будущем. Тем не менее, как отмечалось ранее, Он никогда не выступал против концепции иудеев о вечном наказании души. Если бы иудеи заблуждались относительно загробной жизни, несомненно, Сын Божий исправил бы их публично, как это происходило во многих случаях, описанных в Новом Завете. Он неоднократно подтверждал эту концепцию. Его молчание говорит громче, чем многие тома!

 

Нет ада ... нет небес

Когда Иисус обращался к людям Своего времени со словами об окончательной судьбе человечества в вечности, Он утверждал, что нечестивые «пойдут в муку вечную (aionios), а праведники в жизнь вечную (aionios). В этом случае двойное употребление Господом слова aionios имеет крайне важное значение.

Какое бы значение ни было у этого греческого слова во второй части предложения, оно означает то же самое в первой, так как неизменное правило экзегетики состоит в том, что слово, повторенное таким образом в одном предложении, должно пониматься в одном и том же значении, если только контекст или суть темы не указывает на то, что присутствует игра слов. Несомненно, в данном контексте нет ничего, что указывало бы на малейшее различие в значении, мы также не можем ничего установить из сущности этой темы, что указывало бы на то, что продолжительность наказания, о котором идет речь, меньше, чем жизнь. Общепризнано, что в выражении «вечная жизнь» это слово имеет всю полноту значения, и, следовательно, отрицать то, что в выражении «вечная мука» это слово имеет такое же значение, тщетно и абсурдно. Вечное наказание это то же самое, что вечный огонь в стихе 41. Это — наказание огнем, и его продолжительность — вечность.

Не может быть абсолютно никаких сомнений в том, что Господь имел в виду преподавание двух конкретных состояний осознанного существования в будущем. Фактически, вся доктрина будущего суда в Новом Завете предполагает жизнь после смерти. Жизнь Бога никогда не заканчивается, то есть, все принадлежащее ему также может никогда не прийти к своему концу, ... даже наказание должно быть названо aionios, вечным. Ад будет обиталищем для нечестивых, пока будет существовать сам Бог».

Прилагательное aionios само по себе не имеет качественного значения и не называет жизнь, отличную в чем-либо от человеческой жизни. Основное значение этого слова относится к понятию времени. Оно употребляется в отношении огня, наказания, греха и мест обитания; и такие случаи употребления означают незаканчивающуюся продолжительность.

Но это лишь половина того, что хотел сказать Господь. Здесь в точности одно и то же слово применяется к наказанию нечестивых, что и к благословенности праведных. ... Что бы ни включало это слово, оно указывает на длительность». Когда слово aionios употребляется «как термин для эсхатологических ожиданий», если оно передает значение «вечность» в отношении награды праведников, оно также должно передавать «значение «непрестанности» или «бесконечности». Следовательно, «как долго праведные будут иметь благословенность вечной жизни, точно так же долго нечестивые будут страдать от вечного наказания ...

В увлекательной книге «Исследование темы ада — в защиту вечного наказания» Роберт Петерсон написал следующие слова: «Иисус ставит судьбы нечестивых и праведных бок о бок. ... Параллелизм безошибочно указывает на такое значение: как наказание нечестивых, так и блаженство благочестивых длится вечно».

Новозаветные авторы употребили слова aion и aionios 141 раз, когда говорили о вечности, чтобы передать идею непрестанности, бесконечности и постоянства. Если это слово означает «без конца», когда применяется к будущей благословенности спасенных, оно также должно означать «без конца», когда описывает будущее наказание погибших духовно.

Одно и то же слово aionios, «вечный», употребляется для описания как небес, так и ада. Если мы примем такую позицию, что ад способен иметь предел, тогда, чтобы сохранить последовательность, мы должны верить, что это же верно в отношении небес. Но, исходя из оставшейся части Библии, это просто не так. Небеса — навсегда. Мы должны остаться с простым значением слова «вечный». Как небеса, так и ад не имеют конца.

Эти авторы правы. Тот факт, что Христос особо подчеркнул слово aionios, повторив его в одном и том же предложении, требует, чтобы мы «остались с простым значением этого слова».

Слово aionios означает бесконечный, когда применяется к будущей благословенности верующих. Отсюда должно следовать, при отсутствии очевидных свидетельств обратного, что это слово также означает бесконечный, когда употребляется для описания будущего наказания погибших духовно. ... Следовательно, наказание, которому подвергнутся погибшие духовно после этой жизни, будет таким же бесконечным, как и будущее счастье народа Божьего.

Те, кто желает принять учение Христа о небесах, должны без труда принять Его учение об аде. Тем не менее, это происходит не со всеми. Их отказ принять библейское учение о вечной сущности наказания для нечестивых, однако, имеет последствия.

Пренебрежение доктриной вечного осуждения может заставить нас сомневаться в вечном спасении. ... Хотя главы 21–22 Книги Откровения провозглашают окончательную судьбу нечестивых — существование огненного озера (21:8) и исключение из города Божьего (22:15) — эти главы гораздо более громко возвещают об окончательной судьбе искупленных.

Но имеет ли на самом деле значение то, во что верит человек в этом отношении? Те, кто утверждает, что нечестивые будут уничтожены, заблуждаются. Но имеет ли этот вопрос значение? Да. Любая теория, которая недооценивает все последствия мятежа против Бога должна быть чрезвычайно опасной.

Так как небеса и ад описаны в Библии посредством одной и той же терминологии, если оставить наставление Господа и Его богодухновенных авторов по поводу вечного ада, то сколько пройдет времени перед тем, как будет оставлено библейское наставление о вечной сущности небес? Разве мы прежде не были свидетелями последствий такого рода мышления? Те, кто начали поступаться принципами относительно первой главы Книги Бытия, в конечном итоге пошли на компромисс в случае с другими важными аспектами библейского учения (например, библейские чудеса, непорочное зачатие Христа, воскресение Господа в теле и пр.). Для многих отрицание библейской концепции вечности ада вполне может представлять собой первые шаги на скользкой дороге, которая в конечном итоге приведет к компромиссу в других вопросах Писания. Несомненно, было бы гораздо лучше повторить прочувствованные слова Иисуса Навина, когда он сказал израильтянам, что хотя они были свободны верить в то, во что им хотелось верить, и действовать так, как им захочется, «а я и дом мой будем служить Господу» (Иис. Н. 24:15).

 

Заключение

Нами подробно говорилось о концепции душ нечестивых, населяющих вечный ад, но относительно мало было сказано о концепции душ праведных, населяющих вечные небеса. На самом деле, это не должно быть удивительным. Сама идея ада встретила яростное сопротивление по веским причинам. Никто не хочет оказаться в аду. Таким образом, учение Благой Книги о небесах принимается с большей готовностью, чем ее учение об аде.

Однако очень простой факт этой проблемы состоит в том, что Бог сотворил человека как дихотомическое существо, состоящее из тела и души. Когда, в конце концов, мы все «сбросим этот бренный шум» (цитируя Шекспира), наши бессмертные души вернутся к Богу, Который дал их (Еккл. 12:7). Конечно, атеизм всегда энергично возражал против концепции «жизни после смерти». Сама эта идея кажется неверующим абсурдной, такой же она показалась царю Агриппе в первом столетии, когда Павел спросил этого монарха-язычника: «Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?» (Деян. 26:8).

Действительно, почему должно быть трудно поверить в то, что всемогущий Бог может воскрешать мертвых? Насколько трудно было бы Богу, Который сотворил эту Вселенную и все, что в ней, за шесть дней и Который держит «все словом силы Своей» (Евр. 1:3), воскресить мертвых? Как заметил однажды Блез Паскаль, знаменитый французский философ: «Я не вижу большей трудности в том, чтобы поверить в воскресение мертвых, чем в сотворение мира. Легче ли воспроизвести человеческое тело, чем создать его вначале?»

В Книге Откровения незабываемыми словами апостол Иоанн описал судьбу праведных, когда этот мир придет к своему концу: «Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Отк. 21:3). За тысячи лет до этого обещание Бога, данное Аврааму, предсказало именно такие отношения завета. Моисей записал: «И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя» (Быт. 17:7). Павел говорил о том факте, что «если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29), и называл тех, кто верно служит Христу, «по упованию ... наследниками вечной жизни» (Тит. 3:7). Иаков ликовал от того, что «богатые верой» будут «наследниками Царствия, которое Бог обещал любящим Его» (Иак. 2:5). Автор Послания к Евреям говорил о Христе, что Он «сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (5:9).

Несомненно, именно это имел в виду Иоанн, когда он продолжил в двадцать первой главе Книги Откровения: «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (ст. 7). Бог будет Отцом тому мужчине или той женщине, которая проявит веру в него, сохранит верность до конца и будет жить в смиренной покорности Его божественной воле. Именно в этом заключается обещание сыновства, данное верующим. Бог будет приветствовать тех, кто верит и повинуется Его Сыну, как «наследников Божьих, сонаследников Христу» (Рим. 8:17) и — в согласии с Его обещанием — одарит их всеми сокровищами и благословениями небес.

Однако в следующем стихе Иоанн нарисовал совершенно иную картину, когда описывал окончательную судьбу нераскаявшихся нечестивцев:

Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов — участь в озере, горящем огнем и серою; это — смерть вторая (Отк. 21:8).

Какие диаметрально противоположные альтернативы — наслаждаться вечным счастьем как сын или дочь Бога или испытывать вечную боль в «озере, горящем огнем и серою»!

Конечно, благая весть состоит в том, что никто не обязан отправляться в ад. Когда Христос был принесен как выкуп за нас (1 Тим. 2:6), Он заплатил такой долг, который был не Его и который мы не смогли бы заплатить, для того чтобы мы могли жить вечно в присутствии нашего Создателя (Мат. 25:46). Бог не радуется смерти нечестивых (Иез. 18:23; 33:11). И нам не следует этого делать. Как красноречиво сказал один автор: «Только тот, кого самого спасли из огня, не может чувствовать по отношению к погибшим духовно ничего, кроме сострадания и заботы».

Когда мы начинаем понимать как отвратительную сущность нашего греха, так и отчуждение от Бога, которое происходит в результате этого греха, мы не только должны проявить ревностное желание спастись от «рода сего развращенного» (Деян. 2:40), но мы также должны страстно желать предупреждать нечестивых о надвигающейся на них погибели (Иез. 3:17–19).

 

Берт Томпсон, печатается в сокращении

«Христианский научно-апологетический центр», www.creation.crimea.com,

 

 

ЕСТЬ ЛИ АДСКИЕ МУКИ?

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Други наши, сегодня, в Неделю о Страшном Суде Божием, грядущем, как тать, на всю вселенную, дне, когда решится окончательно и бесповоротно участь всякого земнородного, живущего и уже поглощенного смертью, когда каждый из нас услышит или: «...приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира», или: «...идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелом его» — мне хочется привести для вас мало кому известное свидетельство живого человека об истинности адских мук, ожидающих тех, кто услышит страшное слово последнего приговора: «...отыдите от Мене...» (Мф.25,34,41).

И сказать об этом свидетельстве меня побуждает поток писем и личные беседы со многими людьми, уже теперь страждущими от бесовского насилия и обдержания и уже теперь отчасти прикасающимися к этим мукам. Очень-очень много людей испытывают их теперь, но очень немногие понимают, что же с ними происходит. И потому ищут люди спасения и исцеления там, где получить его не могут.

Сегодняшний рассказ укажет всем страждущим единственно верный путь несения подвига и путь к исцелению — это вера, молитвы Церкви и Божии милости, подаваемые страждущим в Таинствах Церкви.

Николай Александрович Мотовилов — «служка Серафимов», как он сам себя любил называть, — тот, который удостоился чудного исцеления по молитвам угодника Божия, а впоследствии лицезрения собственными очами сияния лика преподобного Серафима фаворским светом благодати Святого Духа. Человек горячего и искреннего сердца, дабы, действительно, послужить памяти отца Серафима, он решил лично поехать на родину великого старца, в Курск, и собрать сведения о его детстве и юношестве, а также посетить Киево-Флоровский монастырь. Поездка эта имела весьма тяжкие последствия для Николая Александровича: он заболел по попущению Божию от врага, излившего на него свою месть за труд, послуживший к прославлению угодника Божия, отца Серафима. Обстоятельства, предшествовавшие болезни Николая Александровича Мотовилова и объясняющие ее начало, были следующие.

Как-то раз в беседе с преподобным Серафимом зашел разговор о вражьих нападениях на человека. Светски образованный Мотовилов не преминул, конечно, усомниться в существовании злой силы. Тогда преподобный поведал ему о своей страшной борьбе с бесами в течение 1000 ночей и 1000 дней. Авторитетом своей святости, силой своего слова, в котором не могло быть даже тени лжи или преувеличения, старец убедил Мотовилова в существовании бесов не в призраках или мечтаниях, а в самой настоящей горькой действительности.

Пылкий Мотовилов так вдохновился повестью старца, что от души воскликнул:

— Батюшка, как бы я хотел побороться с бесами!

Батюшка Серафим испуганно перебил его:

— Что вы, что вы, ваше Боголюбие! Вы не знаете, что вы говорите. Знали бы вы, что малейший из них своим когтем может перевернуть всю Землю, так не вызывались бы на борьбу с ними!

— А разве, батюшка, у бесов есть когти?

— Эх, ваше Боголюбие, ваше Боголюбие, и чему только вас в университете учат?! Не знаете, что у бесов когтей нет. Изображают их с копытами, когтями, рогами, хвостами потому, что для человеческого воображения невозможно гнуснее этого вида и придумать. Таковы в гнусности своей они и есть, ибо самовольное отпадение их от Бога и добровольное их противление Божественной благодати из Ангелов света, какими они были до отпадения, сделало их ангелами такой тьмы и мерзости, что не изобразить их никаким человеческим подобием, а подобие нужно, — вот их и изображают черными и безобразными. Но, будучи сотворены с силой и свойствами Ангелов, они обладают таким для человека и для всего земного невообразимым могуществом, что самый маленький из них, как и сказал я вам, может своим когтем перевернуть всю Землю. Одна Божественная благодать Всесвятаго Духа, туне даруемая нам, православным христианам, за Божественные заслуги Богочеловека Господа нашего Иисуса Христа, одна она делает ничтожными все козни и злоухищрения вражии.

Жутко стало тогда Мотовилову. Прежде, под защитой преподобного, он мог не бояться злобы сатанинской. Но легкомысленный дерзкий вызов, по попущению Божию, не остался без последствий — он был принят.

Когда Мотовилов после кончины старца Серафима поехал в Курск, немного ему удалось собрать здесь сведений о детстве и юности преподобного. Близкие родные, помнившие отца Серафима в молодости, или умерли, или отзывались забвением. Даже дом, в котором родился и воспитывался преподобный, был разрушен, а на месте его выросли новые постройки. Нашелся только один старик, ровесник батюшки, который и дал Мотовилову сведения, вошедшие теперь во все издания жития преподобного Серафима.

Поездка в Курск и пребывание в нем были вполне благополучны. Гроза ждала Мотовилова на обратном пути в Воронеж. На одной из почтовых станций, по дороге из Курска, Мотовилову пришлось заночевать. Оставшись совершенно один в комнате для приезжих, он достал из чемодана свои рукописи и стал их разбирать при тусклом свете одиночной свечи, еле освещавшей просторную комнату. Одной из первых ему попалась запись об исцелении бесноватой девицы из дворян, Еропкиной, у раки святителя Митрофана Воронежского.

«Я задумался, — пишет Мотовилов, — как это может случиться, что православная христианка, приобщающаяся Пречистых и Животворящих Тайн Господних, и вдруг одержима бесом, и притом такое продолжительное время, как тридцать с лишним лет. И подумал я: вздор! Этого быть не может! Посмотрел бы я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто прибегаю к Таинству Святого Причащения!..»

И в это самое мгновение страшное, холодное, зловонное облако окружило его и стало входить в его судорожно стиснутые уста. Как ни бился несчастный Мотовилов, как ни старался защитить себя от льда и смрада вползавшего в него облака, оно вошло в него все, несмотря на его нечеловеческие усилия. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крестного знамения; застывшая от ужаса мысль не могла вспомнить спасительного имени Иисусова. Отвратительное, ужасное совершилось, и для Николая Александровича наступил период тягчайших мучений.

Собственноручная запись его дает такое описание испытанных им мук: «Господь сподобил меня на себе самом испытать истинно, а не во сне и не в привидении, три геенских муки.

Первая — огня несветимого и неугасимого ничем более, как лишь одною благодатию Духа Святаго. Продолжалась эта мука в течение трех суток, так что я чувствовал, как сожигался, но не сгорал. Со всего меня по шестнадцать или семнадцать раз в сутки снимали эту геенскую сажу, что было видно для всех. Перестали эти муки лишь после исповеди и причащения Святых Тайн Господних молитвами архиепископа Антония и заказанными им по всем сорока семи церквам Воронежским и по всем монастырям заздравными за болящего раба Божия Николая ектениями.

Вторая мука — в течение двух суток — тартара лютого геенского, так что и огонь не только не жег, но и согревать меня не мог. По желанию его высокопреосвященства (архиепископа Воронежского Антония) я с полчаса держал руку над свечой, и она вся закоптела донельзя, но не согрелась даже. Опыт этот удостоверительный я записал на целом листе и к тому описанию руку мою, закопченную свечной сажей, приложил.

Но обе эти муки, благодаря причащению Святых Христовых Таин, давали мне хоть возможность есть и пить, и спать немного мог я при них, и видимы были они всеми.

Но третья мука геенская, хотя на полсуток уменьшилась, ибо продолжалась только полутора суток и едва ли более, но зато велик был ужас и страдание, неописуемого и непостижимого. Как я жив остался от нее! Исчезла она тоже от исповеди и причащения Святых Тайн Господних. На этот раз сам архиепископ Антоний из своих рук причащал меня оными. Эта мука была — червя неусыпного геенского, и червь этот никому более, кроме меня самого и архиепископа Антония, не был виден; но я весь сам был преисполнен этим наизлейшим червем, который ползал во мне всем и неизъяснимо ужасно грыз всю мою внутренность, но и выползаючи через рот, уши и нос, снова во внутренности мои возвращался. Бог дал мне силу на него, и я мог брать его в руки и растягивать. Я по необходимости заявляю это все, ибо недаром подалось мне это свыше от Бога видение, да не возможет кто подумать, что я дерзаю всуе имя Господне призывать. Нет! В день Страшного Суда Господня Сам Он Бог, Помощник и Покровитель мой, засвидетельствует, что я не лгал на Него, Господа, и на Его Божественного Промысла деяние во мне совершенное».

Вскоре после этого страшного и недоступного для обыкновенного человека испытания Мотовилов имел видение своего покровителя, преподобного Серафима, который утешил страдальца обещанием, что ему дано будет исцеление при открытии мощей святителя Тихона Задонского и что до того времени вселившийся в него бес не будет уже его так жестоко мучить.

Действительно, через тридцать с лишком лет совершилось это событие, и Мотовилов его дождался, дождался и исцелился по великой своей вере в самый день открытия мощей Тихона Задонского в 1861 году. Мотовилов стоял в алтаре, молился и горько плакал о том, что Господь не посылает ему исцеления, которого по обещанию преподобного Серафима Саровского ждала его измученная душа. Во время пения Херувимской песни он взглянул на горнее место и увидел на нем святителя Тихона. Святитель благословил плачущего Мотовилова и стал невидим. Мотовилов сразу почувствовал себя исцеленным.

И вот, дорогие мои, у многих теперь возникнет недоуменный вопрос: «Как, за что и зачем такая страшная мука постигла верующего человека?!».

Мы с вами, дорогие мои, часто забываем, что у Бога один день как тысяча лет, и тысяча лет как один день. И что жизнь наша земная — время купли или вечных благ, или вечных мук. Будучи в земной жизни рядом с преподобным Серафимом, Мотовилов по любви к нему жаждал и в вечности не разлучаться с ним. И вот ценой таких страданий, терпения и слез последовал за преподобным, за его славой в вечности мирской человек.

Так дай нам Господь не туне услышать сегодняшний рассказ. Пусть он одних вдохновит на терпение, в других вселит надежду, третьих устрашит ожидающей нас реальностью. И всех нас вдохновит на ожидание с трепетом и радостью пришествия Господня.

Господи, слава Тебе за себя и за всех, за всё и за вся. Слава Тебе! Аминь. 8 (21) февраля 1993 года.

о. Иоанн (Крестьянкин), «Слово в неделю о страшном суде. Есть ли адские муки?»

по рассказу Н. А. Мотовилова из книги «Всемирный Светильник Преподобный Серафим»,

составленной митрополитом Вениамином (Федченковым), Париж 1932 год

 

 

ВИДЕНИЯ МУК ГРЕШНИКОВ

 

Один благочестивый воин был при смерти и, возвратившись к жизни, рассказывал: «Я видел темную и мрачную реку, чрез которую был мост; на этом мосту было испытание: кто грешен, тот падал в эту темную и зловонную реку, а кто праведен, тот проходил по нему свободно и беспечально. По ту сторону этой реки виден был зеленеющий луг, благоухающие травы и цветы, видны были обители с живущими в них в белых одеждах мужами. Одни обители стояли ближе к реке и мосту, а другие дальше, до одних обителей доходил смрадный запах реки этой, а до других нет. Еще строилась одна светлая обитель, чудная и благодатная, из одних золотых камней, а для кого — неизвестно. Такое было благоухание в том месте, что переходившие чрез то место и жившие тут от одного обоняния и благоухания его насыщались. Близ той страшной реки я видел умершего 4 года назад некоего Петра, висящего в страшных тех местах, связанного великими, тяжелыми железами. Я спросил его, за что он так страждет. Он ответил: «За то, что когда мне ведено было кого наказывать за преступления, так и наказывал не столько из-за послушания, сколько по жестокости и бесчеловечию характера».

 

Один расслабленный, изнемогая в духе терпения, с воплем просил Господа прекратить его страдальческую жизнь.

— Хорошо, — сказал явившийся больному ангел, — Господь, будучи неизреченно благ, соизволяет на твою молитву. — Он прекращает твою временную жизнь, только с условием: вместо одного года страданий на земле, которыми каждый человек очищается, как золото в огне, согласен ли ты пробыть три часа в адских мучениях? Твои грехи требуют очищения в страданиях собственной твоей плоти, ты должен быть в расслаблении еще год, потому что как для тебя, так и для всех верующих, нет другого пути к небу, кроме крестного, проложенного безгрешным Богочеловеком. Этот путь тебе наскучил на земле — испытай эти муки только в течение трех часов, а после, молитвами св. Церкви, ты будешь спасен.

Страдалец задумался: год страданий на земле — это ужасно, лучше же я вытерплю три часа в этих бесконечных муках, сказал он себе, чем год на земле.

— Согласен в ад! — сказал он, наконец, ангелу. Ангел тихо принял его страдальческую душу и, заключивши ее в преисподних ада, удалился от страдальца со словами утешения: «Через три часа явлюсь я за тобой!»

Господствующий повсюду мрак, теснота, долетающие отовсюду звуки неизъяснимых грешнических воплей, видение духов злобы в их адском безобразии — все это слилось для несчастного страдальца в невыразимый страх и томление. Он всюду видел и слышал только страдание и вопли и ни ползвука радости в необъятной бездне ада; одни лишь огненные глаза демонов сверкали в преисподней тьме, и носились пред ним их исполинские тени, готовые сдавить его и сжечь своим геенским дыханием. Бедный страдалец затрепетал и закричал; но на его крик и вопли отвечала только адская бездна своим замирающим вдали эхом и клокотанием геенского пламени, которое клубилось в виду трепетавшего страдальца. Ему казалось, что протекли уже целые века страданий; с минуту на минуту ждал он к себе светоносного ангела, но ангела не было, наконец, страдалец отчаялся в его райском появлении и, скрежеща зубами, застонал; но никто не внимал его воплям. Все грешники, томившиеся в бездне геенской, были заняты собою, своим собственным только мучением, и ужасные демоны в адской радости издевались  над мучениями грешников.

Наконец, тихий свет ангельской славы разлился над бездною. С райскою улыбкою приступил ангел к добровольному страдальцу и спросил о его состоянии.

— Не думал я, чтобы в устах ангельских могла быть ложь, — прошептал едва слышно, прерывающимся от страданий голосом страдалец. — Ты обещался взять меня отсюда чрез три часа, а между тем целые годы, целые века протекли в моих невыразимых страданиях.

— Что за годы, что за века? — кротко отвечал ангел. — Час, один только час прошел со времени моего отсутствия, и два часа еще быть тебе здесь.

— Два часа? — в испуге спросил страдалец, — два часа? А это час только прошел? Ох, не могу более терпеть, нет силы! Если только можно, если только есть воля Господня — умоляю тебя: возьми меня отсюда! Лучше на земле буду я страдать годы и века, даже до последнего дня, до самого пришествия Христова на суд — только выведи меня отсюда. Невыносимо! Пожалей меня! — со стоном воскликнул страдалец, простирая руки к светлому ангелу.

— Бог, как отец щедрот и утехи, — отвечал ангел, — являет на тебе благодать свою, исполняя прошение твое. Но ты должен знать и помнить, сколь жестоки и невыносимы адские мучения (из «Писем святогорца», стр. 224, письмо 15).

(из книги Гр. Дьяченко «Из области таинственного»)

 

 

О СТЕПЕНЯХ МУЧЕНИЙ

 

Христос Спаситель угрожал некоторым городам и селениям еврейским страшной участью в будущем веке. Это были те города и селения, которые хоть слышали его проповедь и видели его необычайные чудеса, но ничему не поверили и ничем не тронулись. Он сопоставлял этим городам других упорных грешников, которые жили раньше, или если и одновременно с ними, то за пределами Палестины. И вот, в сравнении с последними он ясно выразил высшую степень наказания для них: отраднее будет земли содомстей и гоморстей..., неже граду тому1;  Тиру и Сидону отраднее будет..., неже вам2.  И указал он при этом именно на казнь после суда последнего (в день судный!..). В другое время он прямо вел речь о втором пришествии своем, после которого одним будут награды, а другим казни. И что же он проповедал? Раб ведевый волю господина своего... и не сотворив.. биен будет много, неведевый же биен будет мало3.  Хоть ни для кого не извинительно неведение воли Божией, изложенной в откровении, но кто имеет полное знание этой воли и между тем не прилагает своих знаний к делу, тот заслужит большую казнь.

Св. отцы о разности мучений для грешников рассуждают: «есть разные роды мучений... И сказанное в притчах: во дне ада дает разуметь, что некоторые, хотя в аде, но не во дне ада, терпят легчайшее наказание; иначе мучится прелюбодей, иначе блудник, иначе убийца, иначе вор и пьяница; не должно сомневаться в том, что самые наказания, которым подвергнутся грешники, по различию преступлений будут различны».

В слове Божием (кроме учения о рабе ведевшем и неведевшем), а также и у св. отцов, еще находим указания на то, кто более и кто менее будет мучиться на том свете. Апостол Павел, предлагая учение о воздаянии людям в день... откровения праведного суда Божия (следовательно, в будущем веке), говорит: скорбь и теснота на всяку душу человека творящего злое, иудея же прежде и еллина. Иудею было дано полное понятие о Боге и заповедях Божиих, а язычник лишен был этого понятия. Итак, он будет наказан строже в сравнении с последним. Только в отношении к тому и другому имя «творящего злое» по переводу с греческого означает «злодея нераскаянного». Св. Златоуст учит: «Кто большее получил наставление, тот должен вытерпеть большую казнь за преступление; чем мы сведущее... тем тяжелей будем наказаны». Посему-то к книжникам иудейским и фарисеям, которые почивали на законе, а между тем не хотели сделать движения и перстом, чтоб исполнить его, было сказано: лишнее приимете осуждение. Большим мучениям подвергнутся также те, которые обладают тем большей силой противодействовать злу в себе самих и в других (иногда одно слово их или. одно письмо их могли бы поддержать правду, воодушевить невинность, дать ход добрым предприятиям), но которые между тем всегда только покровительствовали пороку и сами-то угнетали правду: ему же дано... много, много взыщется от него.

«Чем же будут различаться самые мучения?» Разность их (в смысле большей или меньшей лютости) можем выводить из некоторых евангельских изречений. Так, св. Златоуст от мучений богача, который просил послать к нему Лазаря, обращается к каждому подобному грешнику: «Но какою мерою мерите, такою возмерится вам; ты не давал крупиц, не получишь и капли». Св. Ефрем Сирин применяет мучения к качеству тех грехов и страстей, которыми кто согрешал здесь: «Кто таил в сердце своем лукавство и в уме своем зависть, того сокроет страшная глубина». По учению того же отца «Тьма кромешная в особой стране...; скрежет зубом особое место; тартар также особое место». А священномученик Патрикий говорит: «Тартар глубже всех прочих бездн, находящихся под землею». Против того же тартара молился св. Кирилл Александрийский: «Ужасаюсь тартара, где нет и малой теплоты». Св. Иосиф персидский сказал своему судье-мучителю: «Гонители христиан будут осуждены на вечный плач и скрежет зубов».

Души, верующие и благоговеющие пред грозным правосудием Божиим! Это верно, что подвергнуться и самой легкой муке на том свете будет великой бедой. В нынешних темницах иные против своих сотоварищей пользуются же лучшим помещением и более снисходительным обращением с ними стражи темничной: но не тягостно ли для них и одно лишение свободы? Итак, будем избегать не только чрезмерных преступлений, прямо приближающих нас к аду, но и таких грехов, которые считаются нами как бы повседневными, но которыми, однако, оскверняются наша душа и тело, и за которые, наконец, (как, например, за ругательство в злобе к ближнему) евангелие также угрожает геенной.

 

 

ОГОНЬ НЕУГАСАЮЩИЙ

 

Что такое огонь неугасающий? Прямого ответа на этот вопрос мы не находим ни в св. писании, ни в учении церкви. Поэтому св. Иоанн Дамаскин об огне адском выражается так: «Грешники преданы будут огню вечному, не такому вещественному, как у нас, но такому, какой известен одному Богу»1. И блаженный Августин: «Каков огонь, какого рода и в каком месте вселенной, того, думаю, никто из людей не может знать, кроме разве того, кому откроет Дух Божий».

Как ни трудно уразумение этого предмета, но мысль человеческая, ищущая разгадки всего таинственного, не оставила совсем не затронутым решение занимающего нас вопроса. Решение его распадается на два вида: одни думали и думают, что огонь неугасающий и червь неумирающий могут быть понимаемы в смысле переносном, как символы жесточайших адских мучений, что червь выражает преимущественно внутренние угрызения совести, а огонь — страшные мучения внешние. Так думали: Ориген, Амвросий, Иероним и Августин; так думали и думают и прежде и теперь многие, пытавшиеся определить таинственный предмет2.  Другие, напротив, понимают слова писания совершенного буквально, вывескою чего могут служить картины страшного суда, на которых мучащиеся в аде представляются горящими в пламенеющих кострах, зацепленные железными крюками — кто за язык, кто за бок, кто за ноги, или сидящими в котлах с кипящею смолою, или стоящими на раскаленном железе. Большинство христиан, особенно из низшего, необразованного или малообразованного класса, смотрит, кажется, на адские мучения именно так, а не иначе.

Из этих двух взглядов на адские мучения церковь не приняла первого, хотя он высказывался и высказывается лицами высокообразованными, оставляя его в ряду частных мнений. Да и не могла церковь принять его, так как крайности не свойственны точному учению православной веры; а таковое, без ущерба истине, не может принимать слов Христовых об адских мучениях за метафору: Христос много раз с точностью и определенностью говорит, что мучениями грешников во аде будут — огонь и червь3.  Апостолы говорят то же4 Общий голос церкви таков же. Этот голос преосвященнейший Антоний, в своем Догматическом богословии, сокращенно выражает так: «Множество свидетельств Священного Писания, очевидно, не оставляет ; никакого сомнения в том, что огонь геенский должно  понимать не в каком-нибудь переносном смысле или  иносказательном, а в смысле собственном»1.

Не придавая значения точного учения первому  взгляду на адские мучения, оставляя его в ряду частных мнений, церковь тем более не может принять последнего, как переводящего на будущую обновленную жизнь грубые понятия теперешней жизни, скрывающие от наших очей высокий образ любвеобильного Бога христианского. Грубые понятия об адских мучениях могут быть приличны религиям, составляющим произведение человеческого ума, и людям, мыслящим в духе учения об аде, которое, по Корану, таково: «Какое страшное жилище (геенна)! Когда грешники будут ввержены (туда), то услышат ее рыкающею, а огонь загорится с силой. Ад чуть не треснет от ярости». — «Кожа мучащихся истребится огнем, но мы оденем их другою, чтобы заставить их испытать наказание». — «Мы заставим его (грешника) жариться на огне сакара (адского огня). Он ожигает тело человека. Он не оставляет ничего, не истребивши, не оставляет ничего целым, ничему не дает скрыться». — «Осуждаемый на жилище в огне, имея тело сверху покрытым слоями огня, будет напоен кипящей смолой, которая изорвет ему внутренности; он покроется вонючей водой». «Нечестивые еще будут накормлены деревом Цаккум. Это дерево растет из глубины ада; его вершины как будто демонские головы. Отверженные будут им питаться и наполнять желудок». «Сверх того увидим их обремененными по рукам и ногам цепями. Их туники будут из смолы, огонь покроет их лица, потому что Бог распределяет каждую душу по делам ее»2.  Эти буквальные выдержки из Корана не оставляют никакого сомнения в том, что магометанство разумеет адские мучения в грубочувственнем смысле.

Если же ни один из двух приведенных взглядов на адские мучения не может быть принят за точное учение веры православной, а церковь сочла за лучшее оставить вопрос об адском огне без определенного ответа, который, по выражению блаженного Августина, ведом только Духу Божию и тому, кому благоволит открыть этот Дух, то не следует ли, ввиду молчания церкви и замечания блаженного учителя оной, отказаться от уяснения довольно нелегкого для понимания предмета? Следовало бы, если бы Дух Божий сам не поднимал завесы, прикрывающей будущее от наших глаз. Заглянем же за эту завесу, насколько она приподнята Духом Божиим верующим во Христа и приникающим с благоговением к его Божественному слову, к учению церкви и к книге природы. Что же читаем в этих органах вещаний Духа Божия?

Слово Божие, говоря об огне геенском, усвояет ему странные, по-видимому, свойства. Оно, во-первых, называет его огнем неугасимым3; во-вторых — огнем, опаляющим свои несчастные жертвы и никогда не сжигающим их4;  в третьих — огнем, в котором не будет ли луча света, который будет непроглядною тьмою5. На этих чудных свойствах адского огня, как свойствах, заслуживающих особенного внимания, размышляющих о нем, останавливались многие отцы и учители церкви, например: Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Августин, Тертуллиан, Минуций Феликс, Лактанций, Василий Великий и др. Последний например, говорит: «Тамошний огонь будет огонь несветлый, который во тьме содержит попаляющую силу, но лишен светозарности»6, в котором, по Ефрему Сирину, «нет ни луча света»7, который совсем не похож на настоящий: этот, что захватит, сожжет и изменит на другое, а тот, кого однажды обымет, будет жечь всегда и никогда не перестанет, почему и называется неугасимым», — говорит святой Златоуст1. Лактанций пишет: «Этот (адский) огонь будет весьма отличен от употребляемого нами огня. Наш огонь потухает, как скоро недостает топлива для поддержки его; но огонь, который Бог возжжет для казни нечестивых, будет огнем, не имеющим надобности ни в каком топливе; он будет без дыма, будет чист и жидок, как вода, не будет подниматься вверх, как наш огонь, которого земляные части и грубые испарения принуждают подниматься к небу неровными и нестройными волнами. Этот огонь будет иметь силу вместе и жечь нечестивых, и сохранять их; ибо, служа сам для себя пищею, он будет уподобляться баснословному коршуну, который гложет Тития, не умерщвляя его, как то поэты повествуют. Он будет жечь и мучить тела, не истребляя их. — Те, которых добродетель будет совершенна, нисколько не коснутся этого огня, потому что будут иметь в себе силу, от него их устраняющую. Огню этому Бог дарует власть мучить преступных, но щадить непорочных2». И нельзя мыслящей душе не остановить внимания на свойствах адского огня! В природе, нам известной, мы знаем огонь угасающий, огонь, истребляющий вещи, подвергающиеся его действию, огонь, в обыкновенном виде сопровождающийся пламенем. Разница, очевидно, громадная. Как же понимать чудные свойства адского огня и какое составить понятие о нем?

Ключ к разрешению этого вопроса мы думаем видеть в словах самого Иисуса Христа, заимствуемых из его притчи «О богатом и Лазаре». В этой притче, известной всякому христианину, внимательному к слову Божию, говорится, что богатый, находясь в аде, в муках, увидел вдали от себя Авраама и Лазаря на лоне его, возгласив, рече: отче Аврааме, помилуя мя и поели Лазаря, да омочит конец перста своего в воде и устудит язык мой: яко стражду в пламени сем. Рече же Авраам: чадо, помяни, яко восприял ecu благая в животе твоем, и Лазарь такожде злая: ныне же зде утешается, ты же страждеши. Из этих слов притчи прежде всего видно, что мучения богача в геенском огне состоят в теснейшей внутренней связи с земною его жизнью: помяни, яко восприял ecu благая в животе твоем, — говорит ему Авраам; взамен чего — ныне страждеши. — Что же это за благая, яже богатый восприял в животе своем? Во время земной своей жизни, как сказано в начале притчи, богатый каждый день пиршествовал блистательно: по вся дни веселяся светло. После такого рода земной жизни, какой род мучения выпал на долю богача? У него опаляется нестерпимо жгучим огнем гортань; для ней просит прохлаждения у Авраама несчастный страдалец. Чем грешил он во время земной своей жизни, то и опаляется адским огнем; страдалец был сластолюбец, и страждет у него орган сластолюбия, язык; страдалец любил на земле искусственный, изысканный способ удовлетворения своего вкуса — в аде видит единственное средство к прохлаждению этого органа чувств в самом естественном предмете утоления жажды, в воде; он говорит: отче Аврааме, поели Лазаря, да омочит конец перста своего в воде и устудит язык мой: яко стражду во пламени сем. Чтобы геенский огонь опалил все тело страдальца, этого из притчи не видно3.  

Какое же понятие об адском огне, имеющем опалять нераскаянных грешников, следует из притчи Христа Спасителя? Приточный страдалец горит в огне своей земной страсти; огонь получает свою пищу в искусственности, изысканности, ненормальности употребления грешившего органа; источник прохлаждения для него усматривается в самом простом, естественном предмете, назначенном для удовлетворения опаляемой части тела; словом — ими же страдалец согрешал, сими и мучится4. Отсюда так естественно следует, что всякий нераскаявшийся грешник будет опаляться в геенне огнем своей страсти, опаляться настолько, насколько органы страсти уклонялись от естественного употребления их к неестественному, от простого к искусственному, от нормального к ненормальному, от законного к незаконному; эта ненормальность, эта незаконность и будут очагом адского огня, который мог бы быть погашен только тем, что составляло простой, безыскусственный, нормальный, законный способ удовлетворения грешивших органов, но поздно. Каждый из отходящих в геенну будет вопиять подобно приточному страдальцу: стражду в пламени сем, в пламени моей земной страстной наклонности. В этом источнике будет заключаться и разнообразие адского огня для разного рода грешников, о чем святой Ефрем Сирии говорит так: «Иначе мучится прелюбодей, иначе убийца, иначе вор и пьяница» и т. д.1.

Чтобы вывод, извлеченный нами из притчи Спасителя, получил прочность, и понятие об адском огне — большую определенность и ясность, обратимся за разъяснением занимающего нас предмета к книге природы и прочитаем из нее необходимое для нас при пособии науки. Это необходимое будет относиться к обстоятельнейшему рассмотрению устройства нашего тела, насколько оно имеет значение в нашей нравственной жизни. Что же мы черпаем из этого источника?

а) «По всему нашему телу, везде, где только есть признаки ощущения и движения, распространяется  сеть нервов, получающих свое начало в центрах нервной системы — головном и спинном мозгу, находящихся в костяных хранилищах».

б) «Нервные нити сами по себе не обладают над силою возбуждаться и действовать, ни способностью чувствовать, мыслить и хотеть, но посредством их и не иначе душа управляет всеми жизненными отправлениями, они не что иное, как бессознательные проводники возбуждения, которые производятся душою, или получаются ею от внешнего мира. Когда порыв какой-нибудь страсти волнует душу человека, тогда возбужденное состояние ее сообщается нервной системой, как бы телеграфными проволоками, всем членам человеческого тела2».

в) «Нерв, возбуждаемый душою к известной деятельности, от частого повторения одних и тех же действий, не только легче выполняет эти действия, но может получить и нередко получает к ним физическую наклонность, дает чувствовать эту наклонность душе, которая ощущает нервный организм с его особенностями и теми физическими наклонностями, которые в нем установились от частого повторения той или другой деятельности. Таким образом, сначала нам нужно употреблять значительное напряжение сознания и воли, чтобы дать то или другое направление той или другой деятельности наших нервов, а потом мы принуждены бываем употреблять такое же усилие сознания и воли, чтобы противодействовать наклонности нервов, которую мы сами же в них укоренили: сначала мы ведем свои нервы, куда хотим, а потом они ведут нас, куда, быть может, мы совсем не хотим идти». «Правда, сознание и воля всегда остаются при нас и, как бы сильно ни было влечение нервного организма в каком-нибудь направлении, мы всегда можем противодействовать ему, но дело в том, что, тогда как сознание наше и воля действуют почти моментально, урывками, нервный организм, со своими наклонностями и привычками, влияет на нас постоянно. Как только воля наша ослабеет на мгновение, или сознание займется другим предметом, так нервы и начинают подталкивать нас на тот образ действия, к которому они привыкли, и «мы, — по выражению Рида, — увлекаемся привычкою, как потоком, когда плывем, не сопротивляясь течению». Только напряженное внимание к самому себе и время могут изменить настроение нервного организма».

г) «Опыты показывают, что один и тот же нерв может порождать только одного рода ощущения, хотя и в различной степени. Мы, например, заметно устаем живо представлять себе, т. е. выражать в нервных движениях, какую-нибудь одну картину, так что картина эта, несмотря на все усилия нашей воли, начинает бледнеть все более и более, тогда как в то же самое время мы можем представить себе живо другую картину. Но пройдет несколько времени, и мы можем представить себе прежнюю с прежнею живостью».

д) Из этого пояснения о способности известного рода нервов производить только известную работу поясняется новое положение: «нервы от деятельности устают, но, отдохнув, снова продолжают свою работу». Об этом свойстве нервов заметим себе следующее: «правильная смена утомления отдыхом составляет нормальную деятельность нервов и дает себя чувствовать всему существу человека хорошо. Но когда нервы выведены из своей нормальной деятельности, то как бы перестают уставать, продолжают работать с необыкновенною энергией и часто мучат нас своею непрошенною деятельностью. Ненормальная деятельность раздраженных нервов, повторяясь часто и продолжаясь долго, истощает силы тела, — это общеизвестный факт»1.  

е) Если же ненормальная деятельность нервной системы и всегда сказывается болезненно, то не можем из опыта не видеть, что такая болезненность с большею силою заявляет себя в ненормальном раздражении нервов противозаконными, безнравственными поступками людей. Возьмем для примера распутство: до чего доводит оно предающихся ему? При продолжающемся удовлетворении страсти, т. е. при гашении пожара маслом, жертвы распутства не всегда замечают опасность своего положения. Впрочем, и при этом дело доходит иногда до такого неестественного настроения нервного организма, при котором жертвы страсти являются фуриями, выходящими из границ всякого приличия2. А что, если бы они вздумали воздержаться от своих страстных подвигов? О, тогда они испытали бы то, что испытала Мария Египетская, со всею добросовестностью исповедавшая греховные деяния своей жизни, незадолго до своей смерти. Она говорит: «Седмьнадесят лет пребых в пустыни сей, яко со зверьми лютыми, с моими безумными похотьми борющися: егда бо пищи вкушати начинах, желах мяс и рыб, яже ми бязу во Египте. Желах же и пития вина вожделанного мне: много бо вина пиях в мире сущи: бываше же ми и желание блудных песней, зело смущающее и понуждающее мя пета песни бесовские, имже навыкох». При этом «огнь внутрь сердца моего страстного возгарашеся и всю отвсюду опаляше мя, и к желанию смешения понуждаше... Итако скончах седмьнадесят лет, бесчисленные беды пострадавши3».  Из этих слов преподобной Марии для нас важно ее признание в том, что ее нестерпимо опалял огонь привычных страстей, с прекращением удовлетворения их. Эти слова признания дают нам возможность понять, что и всё фурии сладострастия потому и являются фуриями, что горят в огне своей страсти, возжженном ими самими и поддерживаемом   непрекращающимся   удовлетворением страстных требований. Да едва ли не испытывал внутреннего горения и всякий, кто состоял когда-нибудь под влиянием сильно возбужденной плотской страсти. Прислушаемся также к заявлению горьких пьяниц, когда им отказывают в рюмке водки на похмелье. По собственному признанию этих несчастных, они сгорают внутренне опаляющим их огнем. Это признание пьяниц св. Василий Великий выражает так: «В утробах безмерно пиющих вино горит пламень, который погасить они не в состоянии. «О таких людях пророк Исаия проливает слезы, говоря: горе возстающим заутра, и сикер гонящим, ждущим вечера: вино до сожжет я4 .

Что сказано об одних страстях, то же бывает и при всех с наступлением невозможности удовлетворять им; что на высшей степени ненормального раздражения нервов сказывается так наглядно, то же совершается и на низших степенях, только в меньшей мере. Св. Василий Великий говорит: «Живущие страстно имеют собственный огонь страстей, как и богач имел внутри себя причину, которая палила его жаждою»5. Или: «Сами себя приуготовляем к тому, чтобы стать годными к сожжению, и как искры огненные, возгнетаем в себе душевные страсти для возгорения геенского пламени, как и палимый жаждою в пламени богатый»6. Или еще: «Сладостное для тебя в настоящем будет иметь горький конец; это, ныне от удовольствия происходящее в нашем теле, щекотание породит ядовитого червя, который будет бесконечно мучить нас в геенне, и это раздражение плоти будет матерью вечного огня»7.

ж) Что же сказать об этом огне, жгущем людей, приводящим свой нервный организм в ненормальное, страстное раздражение: есть ли этот огонь метафорическое выражение болезненного, мучительного состояния организма под влиянием страсти, или это действительный огонь? Приходится отстранить всякую мысль о метафоричности, сказать: да, это действительный огонь, а не огонь, в переносном смысле понимаемый. Объяснимся. Мы сказали, что уставшие нервы, по отдыхе, опять являются способными к деятельности. Что же делается с ними во время отдыха? Что за сущность отдыха? Во время его в нервы поступают новые материалы из питательного процесса, вместо израсходованных, материалы, пополняющие убыль и, вследствие того, возобновляющие крепость и силу уставшего организма.

Что же это за расходуемый материал, восполняемый из питательного процесса? Это электричество, присутствие токов которого в нервах положительно доказано Дюбуа — Раймоном1 и принято наукою как факт, уже не подлежащий сомнению. При нормальной деятельности нервов, во время отдыха, в них поступает нового материала столько, сколько нужно для продолжения таковой деятельности. Но если известный отдел нервов раздражен ненормально, если, потому, количество электричества, притекающего из питательного процесса, не может соответствовать силе и напряженности возбужденных нервов, то этот недостаток восполняется из наличных средств организма таким образом: наука, на основании опыта, принимает солидарность между всеми физическими силами, по которой одна из них может переходить в другую: движение в тепло, тепло в движение, то и другое в электричество, электричество в магнетизм и т. д. Отсюда становится понятным, что чрезмерно, ненормально раздраженные нервы могут превращать в необходимое для них электричество другие силы, потребные для других отправлений организма, вследствие чего, как сказано выше, и бывает истощение тела при нормальной деятельности нервов того или другого отдела2.  

Сообразив все сказанное о нервном организме и зная, что люди воскреснут в том же самом теле, в каком теперь живут на земле, в том же, хотя оно явится по воскресении в обновленном виде, теле, с тою же нормальностью или ненормальностью отправлений, какая выработана в нем душою на земле и которая, потому, окажется сродною ей и по воскресении, — сообразив все это, мы полагаем, что будущий адский огонь будет не метафорически понимаемый, но огонь действительный, материальный, только огонь не извне опаляющий грешника, но жгущий  его изнутри, тот самый, который составляет основу жизнедеятельности нервного организма, огонь электрический. При чрезмерной ненормально раздраженной деятельности нервов, служивших той или другой греховной наклонности, количество этого огня явится в них несравненно больше того, чем следует для нормального состояния организма, явится на основании перехода сил одной в другую, вследствие их солидарности. Увеличение количества огня в греховно настроенных нервах и сделает то, что человек будет гореть именно в огне своей страсти, гореть тем сильнее, чем значительнее ненормальное раздражение нервов, чем обильнее, потому будет переход сил страдающего организма, вследствие их солидарности, в электричество ненормально раздраженных нервов. Этот огонь будет жечь человека — грешника, но не сожжет, потому что он (огонь) есть самая основа жизнедеятельности нервного организма, будет гореть и никогда не угаснет, будет гореть, но не светить, даже скорее отуманивать сознание человека, вследствие своей невыразимо мучительной жгучести. Чтобы гореть человеку в этом огне, не нужно ни пламенеющих костров, ни прислуги, возжигающей костры и поддерживающей силу пламени прибавкою нового горючего материала, вместо израсходованного, ни кипящих котлов со смолою, ни других каких-либо орудий казни грешников. С этим огнем, куда бы ни был помещен нераскаянный грешник на жительство, везде будет мучиться, хотя бы даже поместили его в рай, по прекрасному выражению покойного Высокопреосвященнейшего Иннокентия1.  

В настоящее время излишнее количество огня в ненормально возбужденных нервах уменьшается чрез разного рода органические выделения, следствием чего бывает усталость нервов, а не жжение их привлеченным в излишестве огнем, — хотя и теперь, как сказано выше, как бы в показание будущего огня, бывают случаи горения в огне страсти. Теперешние выделения ненормально возбужденного огня, носящие на себе печать нравственного повреждения, образуют нравственно растленную атмосферу, растлевающую мир и подготовляющую материал для огня, имеющего преобразовать и обновить вселенную. Но когда мир преобразится и обновится, когда в пределы его, по писанию, не может уже войти ничто скверное и нечистое2,  не может, иначе снова нарушилась бы гармония природы и явилась бы не соответствующею блаженному состоянию праведников, тогда выделения ненормально возбужденного и излишне накопленного внутреннего огня грешников не будет, следовательно, не будет и усталости нервов, тогда внутренний огонь останется безысходно в своем внутреннем очаге и составит для собравшего его мучение неослабляющееся, непрекращающееся, вечное, всегда равное самому себе.

Этот огонь, как плод нарушенного равновесия сил, привлеченных в излишестве к ненормально настроенным нервам, в ущерб другим, естественным образом и необходимо произведет физическое безобразие в организме, которое увеличится еще вследствие болезненных потрясений внутренне горящего страдальца. Пояснение можем привести из явлений теперешней жизни, со слов св. Василия Великого. Этот святой отец, изображая состояние гневающегося человека на высшей степени раздражения, говорит: «У тех, кои желают мщения, в сердце кровь кипит, как от огня, волнуясь и шумя; вышедши же наружу, в ином образе гневающегося показует: очи гневающихся свойственные и обыкновенные не познаются; взор свиреп и огневиден; они зубы острят, как свиньи во время ярости; лицо синее и кровавое, голос жесток и паче меры напряжен, слова неясно, безрассудно, не подробно, ниже благочинно и благознаменито произносимые. Когда же неисцельно, как пламень от много подгнета, разжжется человек, тогда можно видеть позорище еще большее, кое ни словом объяснить, ни делом показать нельзя»3. Если же человек так сильно обезображивается от внутренне действующего огня страсти теперь, когда равновесие сил может снова восстановиться, то что будет с прекращением этой возможности? Естественно заключать, что степень безобразия обнаружится тогда в несравненно большей мере.

Пояснение на то, что адский огонь останется безвыходно внутри страдальца, а вследствие своей безвыходности — без возможности прохлаждения адского жжения, можно находить в следующем церковном повествовании. Из этого повествования усматриваем, что язвы, мучащие грешника во аде, сокрыты от всего окружающего, — что выражается покрывающею их одеждою, — и, если делаются заметными для принимавшего откровение тайны о загробной жизни, то только по особому устроению Божию, для вразумления нерадящих о своем спасении4. Повесть эта передается так: «Двое друзей вошли в храм Божий, и как раз попали на трогательное, сильное истинами и сладостию речи слово проповедника, который доказывал спасительность самоотвержения и всю опасность мирской суетности. Один из них так тронут был силою этого слова, что его сердце не выносило упреков потрясенной совести и теплоты умилившихся чувств: он горько плакал о своем положении и, в этих горючих слезах души кающейся, дал обещание Господу — разлюбить все и пойти в монахи; напротив, другой был совершенно в ином расположении. Вместо того, чтобы убедиться в справедливости слова Божия и, при искренности покаяния, решиться исправить свое развращенное сердце, он ожесточился и жестоко издевался над евангельскими истинами. Эти друзья в церкви еще расстались между собою духом, а по выходе из нее — и телом: один, действительно, раздал все имение свое нищей братии и сделался монахом, а другой жил роскошно и в точном исполнении сердечных прихотей, как евангельский богач, веселяся по вся дни светло. Случилось, что монах пережил мирянина, и когда этот последний скончался, друг его пожелал узнать положение загробной судьбы его, и в этом желании искренно и с верою молился Господу Богу, предоставляя его святой воле исполнение своей детской молитвы. Бог услышал его, и чрез несколько дней во сне ему является умерший друг его. «Что, братец, каково тебе, — хорошо ли?» — спросил обрадованный видением монах. — «Ты хочешь знать это? — со стоном отвечал мертвец. — Горе мне, бедному! Червь неусыпающий точит меня и не дает покою чрез целую вечность.» — «Что ж это за мучение?» — продолжал вопрошать монах. — «Это мучение невыносимо, но делать нечего: нет возможности избежать гнева Божия. Мне теперь дана свобода ради твоих молитв и, если хочешь, я тебе покажу мое мучение, только совершенно ли хочешь ты видеть и чувствовать то, или отчасти? Вполне моего мучения ты не можешь вынести, итак, некоторую часть испытай и виждь...» При этих словах он приподнял подол своего платья по колено, и — ужас и невыносимый смрад так поразили все чувства спящего, что он в то же мгновение проснулся... Вся нога, которую открыл ему друг его, была покрыта страшным червем, и от ран его исходил такой зловонный смрад, что нет слова и пера для выражения того... И этот адский смрад так охватил келью и монаха того, что он едва мог выскочить из нее, не успев даже захлопнуть дверь за собою, отчего смрад не переставал распространяться на весь монастырь; все кельи переполнялись им, и переполошенные иноки не понимали, что это значит... В течение долгого времени этот адский воздух не исчезал, и братия поневоле должны были оставить монастырь и в другом месте искать себе приюта, а друг покойного не мог ничем и никак избавиться от раз вдохнутого зловония, ни омыть, ни заглушить ароматическими эссенциями этого запаха»1.  

О замкнутости внутри страдальца адского огня и невозможности ослабления адского жжения говорит и Св. Писание в приведенной нами притче Христа Спасителя» «О богатом и Лазаре». Несчастный страдалец опаляется огнем своей страсти, действующим внутри его, и ни в чем не находит облегчения своему мучению. В этой невозможности и заключается вечная отделенность ада от рая, или, по евангельскому выражению, пропасть велика, которой никому нельзя перейти2.

Слабое подобие состояния страдающих в адском огне можно видеть на земле в людях, страдающих горячкою. Все мы по опыту знаем, что правильное распределение теплоты в организме, соединенное с правильным и своевременным выделением всего излишнего, производит приятное ощущение, доставляет удовольствие для организма. Но лишь только в организме возникнут отклонения, лишь только поры его, вследствие какой-нибудь причины, закроются для испарения, что тогда происходит в человеке? Внутренний огонь, благодетельно согревавший его, начинает мучительно жечь; жжение этого огня заметно и для окружающих больного. При этом горении пламени однако нет; тьма огня увеличивается помрачением ума, при котором страждущий мечется во все стороны, готов бы броситься и в огонь и в воду, если бы не удерживали, не замечая даже опасности для себя.

Этим сравнением пользуется св. Иоанн Златоуст при рассуждении об адском огне, который понимал он, кажется, одинаково с нами. Он говорит: «Услышавши об огне вечном, не думай, будто тамошний огонь похож на здешний: этот, что захватит, сожжет и изменит на другое, а тот, кого однажды обымет, будет жечь всегда и никогда не перестанет, почему и называется неугасимым... Если ты будешь когда в сильной горячке, то перенесись умом к оному (геенскому) пламени3. Ибо если горячка мучит и беспокоит нас, то что мы будем чувствовать, когда попадем в огненную реку, которая будет течь пред страшным судилищем!1

 

ЧЕРВЬ НЕУМИРАЮЩИЙ

 

Что это за червь? И на этот вопрос, как на вопрос об огне геенском, не находим прямого ответа ни в писании, ни в учении церкви. Отстраняя мысль об исключительно духовном понимании этого рода адского мучения, имеющего, по словам некоторых богословов, символический смысл и обозначающего терзания совести при воспоминании о гнусных делах, совершенных в этой жизни2, богомудрые отцы и учители церкви признают буквальный смысл учения о неумирающем черве, хотя и не объясняют, что это за червь. Так, например, св. Василий Великий в слове «о будущем суде» говорит: «Вообрази себе червей род некий ядовитый и плоти снедающий, который всегда ест и никогда насыщен быть не может, нестерпимые болезни угрызениями своими причиняя»3.

Имея за собою авторитет отцов и учителей церкви, и мы признаем евангельское учение о неумирающем черве не символическим выражением угрызений совести, но учением буквально понимаемым. Желая придать своему убеждению возможную основательность, обратимся опять к данным, добытым наукою и дающим материал для уяснения евангельского учения, предлагаемого в форме положительной истины. Чем же наука дарит нас для разъяснения рассматриваемого предмета?

У Катрфажа, например, читаем: «Большое число пузырчатых червей живут в кишечном канале; тремалоты встречаются почти во всех внутренностях, пузырчатые глисты, кажется, предпочитают самые ткани, почему и встречаются в мышцах, центре мозга» и т. д.

«Мы видим, что все эти и подобные им животные питаются и даже дышат за счет животного, в котором обитают. Всякое животное, имеющее свойственное ему питание, свою температуру, свои собственные жидкости, представляет вместе с сим совокупность различных условий, а потому и особенный мир для гельминтов. Поэтому эти чужеядные существа должны распределяться сообразно их натуре и не могут без различия жить во всех животных. Наблюдение подтверждает эти теоретические соображения. Всякий род животного питает ему лишь свойственного гельминта. Чтобы перечесть всех без исключения чужеядных, надо было бы рассмотреть все творения и перебрать всех животных».

«Эти странные животные иногда мириадами наполняют внутренности и ткани, проникают в самую черепную часть и в полость глазного яблока.»4

В книге «Бог в природе» Камиля Фламмариона читаем: жизнь разлита во всей природе, материк для нее слишком тесен; она рвется во все стороны, она населяет воды и неорганическое царство... Таким образом, эта сложная, непостижимая, разнообразная жизнь населяет животными каждую породу существ и всякого рода вещества... Знаем ли мы, сколько различных родов животных и растений есть в нашем теле?»

«Со времени изобретения микроскопа увидели, что паразиты живут в нашей крови, в нашем мясе, в груди, в зубах, в ушах, под яблоком глаза, даже под сосочками носовых нервов. Мы питаем и плотоядных и травоядных животных, в наших венах плавают пресноводные рыбы, а в артериях находятся такие, которые живут только в соленой воде... Незаметные насекомые проникают в наши легкие и разводятся там целыми поколениями. Вообще, сколько пород животных находится в живых органических существах, хотя они этого не замечают! Один философ сказал, что каждая часть животного существа живет сама по себе, самостоятельной жизнью, теперь уже не считается большой смелостью сказать, что высшие животные похожи на здания, разделенные на множество комнат, наполненных множеством элементарных животных. Если это так, то в природе все живет. Не только воздух, но вода, летающие пылинки, органические и неорганические элементы, все населено невидимою жизнью, существами, подвергающимися трем метаморфозам; везде мы видим их в той или другой форме, сообразно с условиями температуры, окружающей их, сообразно теплоте и влажности»1.

Что говорится в этих выписках, не частное мнение поименованных авторов, а результаты опытов в науке, не перестающей все более и более постигать тайны созданной Богом природы.

Какой же вывод сделаем из предложенных вниманию читателей данных, приобретенных наукою?

Если человеческое тело, в своих больших и малых частях, в тканях и мускулах, в костях и жидкостях, есть совокупность неисчислимого мира живых существ, то оно живет совокупною жизнью всех этих живых существ. Но как живые, микроскопически малые существа населяют всякий живой организм высшего живого существа, но микроскопические существа одних родов и видов живут в одних высших организмах, другие — в других, то и человеческое тело есть совокупность известных только родов и видов микроскопического мира существ. Эти живые существа населяют человеческое тело потому, что природа их находится в полном согласии с условиями, представляемыми человеческим организмом. Но человек, управляясь свободною волею, может правильные, нормальные условия своей органической жизни изменить, исказить и коснеть в измененных условиях жизни, делаясь в конце концов рабом своей несчастной привычки. Например, правильно развивающаяся природа призывает человека к целомудрию, воздержанию, честности, уважению Прав других людей, человек может исказить себя, сделавшись неудержимым развратником, всегдашним сластолюбцем и кутилою, отчаянным плутом и негодяем, презирающим всякие человеческие права и достоинства. Если же человек, управляясь свободною волею, может радикально изменить условия нормальной человеческой жизни, делаясь в конце концов рабом новых, хотя и ненормальных условий, то следует заключить, что и мир микроскопических существ, населяющих его организм, приспосабливается к измененным условиям жизни и, приноровившись, до того свыкается с ними, что прекращение этих условий должно произвести в них болезненное раздражение, сопровождающееся болезненным состоянием всего организма. Только повторение ненормальностей, вошедших в привычку, заглушает немой, но неудержимый вопль микроскопических обитателей уклонившегося от правильных условий жизни организма, — заглушает, чтобы этот вопль впоследствии усилился еще более. Нужно ли ходить за примерами в пояснение этого? Желающий иметь таковые пусть оглянется окрест себя. Даже, быть может, достаточно будет внимания к самому себе, к явлениям собственной жизни: всякая, даже мелочная привычка, в случае неудовлетворения ее требований, отзывается более или менее значительным томлением в организме.

Представим теперь положение человека, приучившего мир микроскопических существ своего организма к измененным, ненормальным условиям жизни, — положение в будущей загробной жизни. Мир-то микроскопических существ останется в нем тот же самый, какой был на земле, потому что есть основа организма, но приученный к измененным, ненормальным условиям жизни, которых не будет в обновленном мире, он с силою заговорит против своего владыки. Заглушить этот вопль внутренних обитателей организма так, как мы заглушаем его здесь повторением ненормальностей, невозможно будет, потому что обновленный мир не даст материала для повторения ненормальностей, иначе опять произошло бы расстройство в мире такое же, какое существует ныне, те же несчастья и бедствия, которые давят человечество ныне, иначе все дело нашего спасения обратилось бы в ничто. Остается страдать от выработанной свободно ненормальности, страдать без надежды видеть когда-либо конец страданию, потому что конец его был бы равнозначен прекращению бытия, страдать тем сильнее, чем больше были искажены нормальные условия органической жизни здесь, на земле, — страдать, имея необходимым спутником страдания этого рода скрежет зубов. Что скрежет зубов необходимо будет сопутствовать воплю микроскопического внутреннего мира, это можно понять из примера страдающих теперь глистами, у которых скрежет зубов состоит в теснейшей связи с болезнью.

На эту тему покойный преосвященнейший Иннокентий предлагает такие соображения: «Еще вид мучения, — говорит он, — это терзание неусыпающих червей: все почитают это за метафору; но, пристально смотря на натуру, едва ли не следует утверждать, что эти черви действительно там будут. Физиологи заметили, что основание, или же первые элементы всех тел, состоят из червяков (инфузорий); так как это составные части всех тел, то они никогда не истребятся. Теперь они находятся в нашем теле в нормальном сочетании с ним и между собою, и потому не мучат нас; у нечестивых же, подвергшихся вечной муке, они составят дисгармонические группы и будут терзать их. Это весьма естественно, и писание, говоря об этом, кажется, употребило не подобие, а самую вещь; иначе оно выразилось бы лучше, нашло бы выражение более благородное».

О, человек! Приникни твоим умом и сердцем к мысли о таинственной посмертной судьбе твоей, к мысли об указанных адских мучениях, которая, конечно, смущает дух твой при воспоминании о той страшной поре бытия нераскаянных грешников. А приникнув, ты, конечно, отбросишь неосновательную боязнь ада, — отбросишь, зная, что ад не есть что-либо внешнее для нечестивого, но его внутреннее, благоприобретенное достояние, составляющее одно целое с самым его организмом, а потому не могущее оставить его нигде, ни на одну минуту, дойдет ли он на небо, или в преисподнюю, или еще куда. Дела человека, по писанию, идут вослед его2. Вместо напрасной боязни ада, ты должен всеми силами стараться возбудить в себе страх и ненависть к греху и всем делам, запечатленным его печатью. Должен, говорим, потому что, после сказанного нами, тебе должен быть основательно понятен смысл нравственных требований слова Божия вроде таких: или не весте, яко неправедницы царствия Божия не наследят? Не льстите себе: ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татие, ни пьяницы, и досадители, ни хищницы царствия Божия не наследят. Или: дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так царствия Божия не наследят. Теперь тебе понятно, о человек, что эти божественные наставления не требования своевольного господина, но насущная потребность твоей природы; в ней заключается неотразимое побуждение для тебя отвращаться от скверных дел и прилепляться к Господу. Противный образ действий возжет в тебе адский неугасающий огонь, пробудит и воспитает неусыпающего червя. Ими же будешь согрешать в этой жизни, данной тебе для приготовления к жизни будущей, сими будешь и мучиться3.

 

О ПОСЛЕДУЮЩЕМ ВРЕМЕНИ В ЖИЗНИ ГРЕШНИКОВ НА ТОМ СВЕТЕ

 

Если взять в пример нынешнюю жизнь, то в своем будущем некоторую отраду находят себе иногда и самые злосчастные люди.

Пусть, например, иному на земле назначено пробыть в каторге тысячу дней. Если он проведет только первый день, то наверное знает, что остается ему жить в каторге уже не тысячу дней, а 999, он и говорит про себя, что «сделал шаг вперед». Другой осужден на 10—15 лет каторжной работы. Вяло, тоскливо проходят его годы. Но со временем он скрепляется духом и отдает себя ожиданию, начиная отсчитывать в остальных годах своего срока по одному месяцы. Пусть кто ссылается в работы до конца своей жизни. И такой человек (кроме того, что смерть когда-либо избавит его от тяжелого состояния) нередко еще питает себя надеждой освободиться. Бывают между бессрочно-ссыльными и просто мечтатели. Им нет нужды, что их мечты несбыточны. Но они знали в судьбе своих товарищей случаи неожиданного освобождения от работ, и — вот мечтают о собственной свободе, и мечтой-то услаждают себя.

Но для вечно осужденного грешника не останется никаких надежд. Выхода из ада ни для кого не будет: это будет как море без пристани. «Непроходима дебрь и неизмерима пропасть...; не будет выхода заключеннику, непроходима темничная стена...; оковы неснимаемы». Пусть бы кто сказал безбожнику, горящему в огне: «Ты будешь мучиться еще тысячу лет или пусть бы было объявлено зажигателю: «Тебе остается мучиться еще пять тысяч лет». Они и стали бы ожидать окончания этих сроков. Но только, к сожалению, ни другой кто не пообещает им ничего, они сами не могут предаться какой-либо отрадной мечте или безотчетному ожиданию лучшего времени. Напротив, их сознанию ясно будет представляться одна мучительная вечность. Они сто раз пожелают умереть, но не дождутся смерти. В нынешней жизни иногда говорят о человеке, для которого со смертью прекратились долговременная его болезнь или иные долговременные страдания: «Помучился свой век; не будет более, несчастный, мучиться!» Но в будущем свете глаза грешника, полные слез, никогда не закроются; стоны его никогда не затихнут там, и могила более не ждет его. В этом отношении он будет подобен человеку, которого постигла бессонница, который, сколько ни старается заснуть — далек от сна и от того весь расстроен. Наконец, состояние грешника будет не жизнь, но и не смерть, понимаемая в смысле отделения души от тела. Это будет вечное умирание, или, как говорится в апокалипсисе, смерть вторая.

Итак, в прошедшем времени отверженные грешники найдут одно мучительное сожаление, в настоящем — одно мучительное страдание, а в представлении себе будущего времени — одни ужасы. Оттого они будут проклинать день своего рождения и самих себя. Отчаяние, страшная болезнь души и в этой жизни, будет болезнью их нескончаемой. Одни в отчаянии будут скрежетать зубами, а другие непрерывно плакать. Ниоткуда не будет им сострадания. Не помогут им дьявол и прочие злые духи, которых волю они выполняли здесь и с которыми иные, как, например, волшебники, находились в самом близком общении. Злые духи и сами будут крепко связаны, сами будут гораздо в большем унынии и отчаянии сравнительно с настоящим временем. Даже нельзя допустить и того, чтоб дьявол стал выражать такое же злорадование в отношении к грешникам, какое выражает он теперь, когда видит чье-либо страдание или чью-либо погибель по душе. Злая радость есть частью усладительное чувство, как и всякий грех в этой жизни доставляет грешнику сладость, хоть и временную, хоть иногда на одну минуту. Но в будущей жизни грешник будет пить не сладкую чашу, а одну только горесть от своих грехов.

 

 

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВЕЧНОСТИ МУЧЕНИЙ

 

Еще в книгах ветхозаветного писания нередко упоминается о вечной муке. Злой не без мучения будет, сказано в притчах Соломоновых. По словам пророка Исаии огнь грешников не угаснет, т. е. вечно будет пылающим. Пророк Даниил говорит о стыде вечном для одних людей и противоположным состоянием других полагает вечную жизнь: то и другое он предвещает после воскресения мертвых.

В Новом Завете впервые проповедал о вечной муке Предтеча Христов. Он поставляет пред нами на этот раз такую картину. Когда жатва хлеба окончится, пшеница будет сложена в житницу и гумно очистится: тогда решают дело и с плевелами, или мякиной. Мякину собирают в кучу и, как ни к чему не годный материал, сжигают огнем. Мякина — это и есть нераскаянные грешники, которых Судия сожжет огнем неугасающим1. Сам премилосердный пастырь Христос неоднократно говорил об аде2, о геенне огненной3, о пещи огненной и о тьме кромешной. По его учению, будущая казнь грешникам решительно не имеет себе предела. Так, когда он внушает нам предусматривать и преодолевать опасные соблазны, то в одной этой речи много раз повторяет слова: идеже червь их (грешников) не умирает и огнь не угасает4. Не особенная ли это настойчивость его проповеди? Всего же яснее он проповедал о вечной муке за несколько дней до страдании своих, когда пророчески описал последние события мира. Изображая страшный суд, он сначала назвал вечным адский огонь: отыдите от Мене проклятии во огнь вечный. А потом и горенье в этом огне признал вечным: идут сии в муку вечную. Идут, без сомнения, означает такое действие, которое как бы уже совершается. Но хоть страшные шаги к геенне грешников еще далеки от нас, может быть, последуют еще через тысячу лет после этого, однако ж пред Иисусом Христом и тысяча лет, яко день вчерашний. Как Богочеловек, он и видел ясно то время, когда грешники с места судилища двинутся в ад. Таким образом, речь его в настоящем случае особенно положительна: тут нет никакого условия. А поэтому, кто бы и как бы ни толковал изречения его об огне вечном и муке вечной, остается несомненною та истина, что не одни духи злые будут гореть в том огне, но и некоторые из людей, это совершенная правда. Но непременна она должна быть для некоторых, потому что Божие решение о ней уже состоялось и не изменится, хоть ни один из тех, до кого это решение относится, не пострадает как-либо случайно, по злосчастью, по неизбежной судьбе, но сам один будет причиною своей погибели. Какие же это несчастные люди, теперь мы не можем указать кроме немногих, например, будущего антихриста, Нерона, гонителя христиан, и других.

Апостолы Христовы также проповедывали о вечной муке. Погибель вечную грешникам предсказывают и строгий Петр, и терпеливейший Павел, и полный любви к ближнему Иоанн Богослов. Из писаний их приведем хоть слова последнего в Апокалипсисе: дым мучения их во веки веков восходим. Так говорит апостол-богослов о грешниках, и именно из числа людей. Казалось бы, довольно было привести в ужас душу и одним этим словом: вовеки. Но он прибавляет; веков. Что же остается сказать против этой точности? Понимать: во веки веков не в смысле вечного и бесконечного времени, а в значении только нескольких столетий, как ныне слово «век» означает сто лет, — нельзя и потому, что в той же своей богодухновенной книге апостол и еще употребляет те же слова. Но везде он выражает ими несомненную бесконечность времени, наприм., что Бог вечно существует, что вечно будет продолжаться царство Христово.

Святые толкователи писания, отцы и учители церкви, все не иначе принимали учение слова Божия об участи нераскаянных грешников на том свете, как в смысле бесконечной муки их. Один из древних церковных писателей, весьма знаменитый своею ученостью и трудами на пользу церкви, некто Ориген, допустил было такую мысль, что после некоторого времени мучения грешников и окончатся. Но святая церковь признала его учение ложным и на целом вселенском соборе (пятом) осудила его. Много размышлял и беседовал о вечном осуждении грешников особенно Ефрем Сирин.

Затем о муке вечной говорили святые мученики на местах своей казни. Значит, высказывали свое убеждение в ней в такие часы, когда говорить ложь и не им только, но и другому кому, было бы страшно, и когда притом с ними пребывала особенная благодать Божия, которая сколько укрепляла их дух и тело в муках, столько же и просвещала их ум истиною. Так, священномученик Поликарп на угрозу мучителя — сжечь его на костре, отвечал проповедью о вечном огне, в котором будут гореть подобные мучителю злодеи.

Пусть и после этих доказательств еще иные будут отвергать вечную муку. Пусть делают и те и другие, умные и неразумные, возражения против настоящего догмата веры. Пусть с насмешкою говорят: «Разве кто возвращался с того света?» Пусть шутят над адом и огнем адским, называя все то верованием одних простолюдинов и хвалясь какою-то неустрашимостью. Но истина, которая столько раз и в столь ясных словах проповедана в слове Божием и изъяснена св. отцами, останется непреложной истиной: она ничего не потеряет от неправильных толкований, разных смягчений, от острот и шуток. За это-то самое, т. е. что некоторые не верят ей и, таким образом, без всякого страха Божия проводят здешнюю жизнь, и постигнет неверующих вечный огонь. Другие нарочито отдаляют от себя мысль об аде, чтоб совсем не беспокоить себя. Но это значит повторять ропот нечистых духов, которые говорили к Иисусу Христу в бесноватом: пришел еси семо прежде времени мучити нас. Это значит тем скорее дойти до вечного беспокойства, потому что тот только менее грешит каждый день, кто предполагает о каждом своем дне, что это может быть последний день в его жизни, что затем настанут для него суд и вечность. Третьи хоть и не уклоняются от размышления о будущей участи грешника, но таят в душе своей сожаление, что Бог слишком правосуден. Так и жена Лота, хоть боялась содомского пламени, но еще не всем сердцем отвергла Содома, еще сердце ее стремилось к Содому, и — за это самое превратилась в соляной столп. Нет, дорогой читатель, мы должны здесь обратить свое сожаление только на то, что нераскаянностью-то своею навлекаем на себя вечный гнев Божий.

 

ОТВЕТ СОМНЕВАЮЩЕМУСЯ В СУЩЕСТВОВАНИИ АДА

 

Ты сомневаешься в существовании ада и вечных мук? — повторять нынешнее модное возражение: «это не сообразно с милосердием такого благого существа, как Бог». Ах, друг мой! может ли такое слабое, ограниченное существо, как человек, судить сам собою о Боге, Существе беспредельном, превысшем всякого постижения и суждения — выводить положительные заключения о Боге из взглядов в себя? Оставь твои собственные суждения и верь от всего сердца всему, чему научает нас Евангелие. Сам Спаситель сказал: «И идут сии в муку вечную» (Матф. 25, 46); в другом месте сказал: «во аде возвед очи свои» (Лук. 15, 23). Спаситель сказал, что есть ад, есть вечные муки; — к чему твое возражение! Если же ты дашь место этому возражению, значит — сомневаешься в истине слов Спасителя, отвергаешь их. Кто из учения Христова отвергает хотя один догмат, тот отрицается Христа. Подумай хорошенько: твое сомнение — не такой легкий грех. Если же ты усвоишь его себе, будешь осуществлять словами, — впадешь в грех смертный. Одно слово веры может спасти, и одно слово неверия может погубить душу. Разбойник в час смерти, уже на кресте, исповедал Христа, — и отворил себе двери в рай; фарисеи, отвергнув Истину, похулили Духа Святого, — и погибли. «От словес своих оправдишися, и от словес своих осудишися» (Матф. 12, 37), возвестил Спаситель, — Если позволишь твоему разуму возражения против учения Христова, он найдет их тысячи тысяч: он неисчерпаем — когда попустим ему заразиться неприязней ко Христу. Мало по-малу он отвергнет все догматы христианские! Не новость — этот плод необузданного, самовольного суждения; сколько от него явилось в мире безбожников, богохульников! По наружности, для неопытных глаз, они казались умами блестящими, разорвавшими цепи, вышедшими на свободу, открывшими истину и показавшими ее прочим людям. Но последствия показали, что мнимая их истина — ужаснейшее, пагубнейшее заблуждение. Потоками крови омыты ложные мысли, — и не вычистилась мысль этим омовением! Страшно — запятнать мысль ложью: кровь человеческая не в силах омыть этих лютых пятен. Для такого омовения человечество нуждалось в крови Богочеловека. Оно получило эту кровь, умылось в ней, очистилось! держимое рукою веры, вышло на свет истинного богопознания и самопознания, — вышло туда из глубокой, темной пропасти плотского, лжеименного разума. Этот разум призывает человека снова в пропасть, — и внемлет человек призыву убийственному! Что дивного? Человек сохранил свой характер: в раю, исполненном благоухания и наслаждения Божественного, он не остановился вверить свое внимание льстивым словам дьявола.

Друг мой! ты христианин, член православной Восточной Церкви; сохраняй верность к духовному телу, которого ты член, — сохраняй соединение с святою Церковью, которой ты принадлежишь, — сохраняй твое духовное достоинство, как бесценное сокровище. По причине немощи твоей не вдавайся в суждение о догматах: это глубокая пучина, опасное море; в нем потонули многие пловцы неискусные и самонадеянные. Безопасно, с надеждою обильной духовной корысти могут плавать, носиться по чудным волнам богословия только те, которых кормило — ум в деснице Духа. По совету св. апостола Павла низлагай всякое помышление, взимающееся на разум Христов. Не входи в спор, ниже в рассуждение с сомнениями и возражениями, порождаемыми лжеименным разумом; мечем веры посекай главы этих змей, едва они выставят эти главы из своего логовища! Это дело прямое, дело верное! дело достойное того, кто однажды навсегда сочетался Христу. Прежде союза имеет место рассуждение; по заключении союза оно — уже преступление. Ничто, ничто да не нарушает, да не колеблет твоей верности! Ах! сноснее не вступивший в союз, нежели предатель. Со смирением преклони выю благому игу; веди жизнь благочестивую; ходи чаще в церковь; читай Новый Завет и писания святых Отцов; благотвори ближним: в свое время божественное Христово учение, из которого дышит святыня и истина, усвоится душе твоей. Тогда не будут приступать к ней никакие сомнения. Христово учение вышеестественно как божественное: оно преступно для ума человеческого при посредстве одной веры. Безумное начинание — объяснить вышеестественное человеческим рассуждением, очевидно немогущим выйти из общего, обыкновенного, естественного круга. Безумного начинания последствие: несообразность, бесчисленные возражения, отвержение неестественного, хотя бы это неестественное и было божественно. Люди в своих действиях по большей части противоречат сами себе! берегут глаза свои, чтоб очи не засорились, а ума — этого ока души — отнюдь не думают беречь, засоряют всевозможным сором. Господь повелел хранить ум, потому что он — вождь человека. Если ум собьется с пути истинного, — вся жизнь человека делается заблуждением. Чтоб сбиться уму с пути истинного надо немного: одна какая-нибудь ложная мысль: «Егда око твое просто будет», говорит Спаситель, «все тело твое светло будет: егда же лукаво будет, и тело твое темно», «Блюди убо егда свет, иже в тебе тьма есть» (Лук. 11, 39). Мы совсем не соблюдаем этого всесвятого завещания; не наблюдаем, чтоб наш свет, т. е. ум, не сделался тьмою, валим в него всякую всячину; он делается решительно тьмою и разливает мрак на все поведение наше, на всю жизнь. С чего бы родиться в душе твоей помышлениям, враждующим на Бога, — помышлениям пагубного неверия и суемудрия? Непременно ты начитался разных пустейших иностранных книжонок, наслушался разных неосновательных суждений о религии, которыми так богато наше время, так скудное в истинных познаниях религиозных. «Ничто так не направляет человека к богохульству, как чтение книг еретических», сказал Исаак Сирский. Оставь это беспорядочное чтение, наполняющее ум понятиями сбивчивыми, превратными, лишающее его твердости, самостоятельности, правильного взгляда, приводящее в состояние скептического колебания. Займись основательным изучением святых Отцов. Ты принадлежишь этой Церкви? Твоя обязанность узнать ее как должно. Посмотри, как твердо знают свою религию инославные Запада! — Правда, для них меньше труда в подробном познании своей веры. Папист — лишь уверовал в папу, как в Бога, сделал все: он папист в совершенстве! может сумасбродствовать сколько хочет! Протестант лишь сомневается во всем предании, протестует против всего Христова учения, удерживая, впрочем, себе имя христианина, — сделал все: он вполне протестант. Достигши такого совершенства и римлянин и протестант пишут многотомные сочинения; их творения грузятся в пароходы, едут в Россию искать читателей. Не читай того, что написали эти люди, сами не понимая, что пишут. Ты так мало знаешь, по общей нынешней моде, христианскую религию, что очень удобно можешь усвоить себе какую-нибудь ложную мысль и повредить ею свою душу. Ад есть, и мука вечная есть; благочестивою жизнью сделай их для себя несуществующими!

Считаю конченным ответ мой. А что буду говорить далее, то дань, приносимая дружбе. Нет! — не дань; надо назвать иначе. Это празднословие, к которому приводят, однако, искренность и дружба. Часто приходилось мне слышать мысль сомнения, ныне высказанную тобою и подкрепляемую именно тем доводом, который ты привел, что существование ада и вечных мук несообразно с милосердием Божьим. Однажды, после такой беседы, когда оставил меня беседовавший со мною посетитель, я погрузился невольно, не замечая того, в задумчивость. Грустно было на сердце. Никакая, впрочем, особенная мысль меня не занимала. В этом состояло впечатление, оставленное мне посетителем. И как не остаться грустному впечатлению, когда я слышал христианина, дерзавшего прямо противоречить Христу, дерзнувшего признать слова Само-Истины-Бога ложью, вымыслом, суеверием. Как не остаться грустному впечатлению, когда я видел, что отвергается милость Божья, — которую способно принять и сохранить одно правое исповедание догматов веры христианской, которую подает Сам Бог, и в предлог такого отвержения приводится суетное человеческое умствование о милосердии Божьем! — Внезапно предстает мне мысль, предлагающая путешествие по всему свету. Мысль была так светла, произвела во мне такое приятное ощущение, что я нисколько не задумался о ней. С доверчивостью соглашаюсь. Водимый ею, лечу как бы в воздушном шаре. Вижу все страны, ничто не останавливает меня на пути моем, несусь мимо заоблачных гор, переношусь быстро чрез реки, чрез озера, чрез моря. В кратчайшее время осмотрел всю вселенную, — притом сидя спокойно в моих креслах. Что я видел во время моего путешествия? Страдание человечества. Да! я видел мучения и физические и нравственные, — не встретил ни одного человека, который бы не страдал. Я видел страдание во дворцах и на троне; я видел его среди переливающегося изобилия. Где тело было здраво и насыщено, там сердце было гадко, больно, — не стерпевая лютой болезни, произносило непрестанные стоны. Я видел заключенных, погребенных на всю жизнь в душные и мрачные темницы; видел роющихся в пропастях земных, куда не достигает свет солнечный, где при звуках цепей и ударах молотов и секир добывается золото — средство к наслаждениям одних чрез постоянное бедствие тех, которые добывают. Я видел в государствах образованнейших целые семейства, умирающий с голоду; видел человечество, искаженное заблуждениями! Я видел человечество, низведенное до подобия скотов бессловесных и зверей хищных! Там производится ловля людей, как животных; там торгуют ими, как товаром бездушным, как скотом — и на этом торжище человек — товар малоценный: цена ему меньше, чем цена домашнему скоту. Там человек живет почти как бессловесное животное; а там живет он, как зверь лютый, находя наслаждение в пролитии крови, пожирая с бешеным, исступленным весельем себе подобных. Ах! лучше-бы не существовать, чем существовать так неистово, так ужасно. Такова картина обыкновенного человеческого быта на земле. Надо вспомнить и о бедствиях, которым подвергается человечество по временам и местам: о землетрясениях, моровых язвах, междоусобиях, о мече завоевателей, так обильно льющем кровь, когда он в руке Батыя или Тамерлана. И вот — уже несколько тысячелетий, как сменяется на земле одно поколение другим, сменяется единственно для страданий. Однако, на все это смотрит Бог, Творец и Владыка всего, всемогущий и всеблагий. Это ужаснейшее зло, в котором страждет род человеческий, на земле, не препятствует Богу пребывать всеблагим. Сколько ни придадим чисел к бесконечному, сколько не отнимем их от него, оно не изменится, пребывает Бесконечным!... Но если взглянуть так на землю, на которой поочередно страдали, на которой вымерло смертью, более ли менее лютою, столько поколений — мысль о аде и вечных муках перестает уже быть странною!... Род человеческий — разряд существ падших. Землю — преддверие ада, первоначальными казнями для преступных Спаситель сделал ее преддверием Рая.

Святитель Игнатий (Брянчанинов), Письма к мирянам, письмо № 205

© ООО «Издательство «НОВАЯ МЫСЛЬ», 2005.

© ООО «Издательство «НОВАЯ МЫСЛЬ»


ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

В электронной библиотеке Вы можете прочитать книги, представленные в электронном виде. Печатные книги электронной библиотеки издательство "Новая мысль" не выпускает и не распространяет.

ОБ ОДНОМ ДРЕВНЕМ СТРАХЕ. Кого и как «портят» колдуны.

"Не бойся, малое стадо!"О духовной брани в современном мире
Не такой как все. Как научить подростка жить среди сверстников.
Рок-музыка с христианской точки зрения. Eпископ Александр (Милеант).
Современные случаи чудесной помощи
Существует ли загробная жизнь?

СЛОВО О ИСХОДЕ ДУШИ И СТРАШНОМ СУДЕ. Св. Кирилла архиепископа Александрийского

Страсти и их воплощение в соматических и нервно-психических болезнях. Н.Д. Гурьев
Неоспоримые свидетельства. Исторические свидетельства, факты, документы христианства
Страсти и их воплощение в соматических и нервно-психических болезнях. Н.Д. Гурьев
Сущность Христианства. Архимандрит Александр (Милеант)
ОТКРОВЕННЫЕ РАССКАЗЫ СТРАННИКА ДУХОВНОМУ СВОЕМУ ОТЦУ

Тайны книги Апокалипсис. Отец Серафим (Роуз)

Что такое святость и зачем православному христианину читать "Жития Святых". Архим. Иустин (Попович)

Смысл жизни. Семен Франк

Что такое послушание православного христианина. Н.Е. Пестов

Что такое святые мощи и как совершается их раздробление Священник Николай Романский
Пространный Катехизис, составленный Митроп. Московским Филаретом в доступном изложении
ДЬЯВОЛ И ЕГО НЫНЕШНИЕ ЛЖЕЧУДЕСА И ЛЖЕПРОРОКИ

Справочник "Религии и Секты в Современной России"

ДОЛГИЕ ПРОВОДЫ

Размышления о Божественной Литургии

ТАЙНЫ ЗАГРОБНОГО МИРА

Книги священника Даниила Сысоева



Яндекс цитирования Rambler's Top100